"Деревня Арбузово"
Главная
Воскресенье, 2019-09-15, 11:44 PM
| RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Из-за большого количества спама временно ограничены права пользователей

  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум о литературе и кино » Поговорим о кино » Киноиндустрия » Александр Роднянский - о специфике телесериалов
Александр Роднянский - о специфике телесериалов
НораДата: Суббота, 2008-08-30, 4:11 PM | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





В: Куда катится наше ТВ?
О: Куда надо, туда и катится.

Чернорабочий прайм-тайма. Штурмовик рейтинга. Гипнотизер масс. Его можно называть по-разному, но одно очевидно: телесериал в России больше, чем телесериал.

Об этом говорит и его востребованность, подозрительно роднящая нас с Латинской Америкой, и тот факт, что у нас для массового зрителя – а о каком еще может идти речь в контексте ТВ? – практически не работают сериалы западные, американские.

Особенно остро продюсерское сердце переживает это три раза в году на каннских телерынках MIPTV и MIPCOM и кино-телескрининге в Лос-Анджелесе. В весеннем Канне на MIPTV вся эта гамма чувств, связанных с гордой независимостью нашего зрителя от безусловно качественного зрелища, нахлынула на меня вновь. Все, кроме нас, приятно зависят от «Парамаунта» и «Диснея», от «Юниверсала», НВО. Каждая из компаний-мейджоров «закрывает» своим продуктом все регионы мира, у каждой есть закрепленный за страной, каналом, рядом каналов сотрудник. И этим людям приходится объяснять, что у русских собственная гордость. Что «Смолвиль» или «Зачарованные», во всем мире сериалы прайм-тайма, у нас могут собрать только молодую аудиторию и потому идут в дневное время. Что «Доктор Хаус», ради просмотра очередной серии которого в 21:00 итальянские коллеги комкали со мной переговоры, у нас пользуется лишь нишевым успехом у свободных интеллектуалов. Что «Побег из тюрьмы», собирающий во Франции, в Польше и даже в близкой к нам Грузии до половины всей включившей телевизор аудитории, у нас не способен удержать внимания и 5 % аудитории. Что на российском ТВ с треском провалился почти шедевр «Клиент всегда мертв». Что «Секс в большом городе» у нас смотрело в три раза меньше народу, чем в Европе. Что... Что... Что.

А что в конечном итоге? А то, что у нас сериал взял на себя функции, обычно принадлежавшие жанрам журналистским или дискуссионным, например ток-шоу. Российская жизнь вышла из зоны диспутов, прений, обсуждений, она ищет позитивных моделей, моделей успеха и свою мифологию. Именно этим и занялся сериал – предоставлением зрителю ответов на те вызовы, которые ждут его в сегодняшней реальности, удовлетворением сокровенной потребности в модуле жизни и формуле счастья и, главное, мифе. Который всегда способ понимания мира. Отсюда и наши, действительно впечатляющие, рекорды: 5–6 премьерных сериалов в день и 6000 сериальных часов производства в год – больше, чем было снято за десяток предшествующих лет. Сериальная мания. Бум. Производственный ренессанс. Или «сон разума»?

Тележурналистика более не объясняет и даже не описывает нашу жизнь. Потому что так и не изобрела язык, на котором можно о ней говорить. Ее язык из вчера. Теперь уже просто сказать об этом прямо, имея опыт перехода от советского «ящика» к перестроечному «телеку». Сейчас трудно представить, чтоб мы взахлеб смотрели трансляцию заседаний съезда народных депутатов. Но ведь так оно и было, потому что тогда произошла революция смыслов, и она нашла адекватное выражение в языке. Дело было скорее всего в чистом, незамутненном обаянии «новой искренности», когда все те же слова зазвучали свежо и подлинно, заставляли верить тому, что выражали, и позволяли зрителю идентифицировать себя с героем, обновлявшим слова. А сегодняшний телевизор так и не «проговорил» наше время и даже не пытается прорваться к новым смыслам, вот в чем дело. И потому, когда кому-то удается контакт со зрителем на родном для него языке, это становится едва ли не социологической сенсацией. Вроде феномена нового НТВ, открывшего жанр журналистского трэша и его арго, безусловно срезонировавшего в определенной части аудитории. А всего-то: НТВ заговорил со специфической мужской аудиторией ее словами, с понятной ей интонацией, и свойской, и агрессивной, а это так по-нашенски. Но в целом на ТВ сейчас нет ответа на реалии жизни нигде... кроме сериала. Он теперь и коллективный Вергилий, проводник по стремительно меняющемуся «сегодня», и мифологизатор, а иногда и агитатор.

Он стал инструментом исследования реальности и одновременно ответом ей.

Я как продюсер с удивлением отмечаю, сколь неслучайные ответы дает сериал на жгучие вопросы современности. И самый распространенный, с ходу сформулированный решительно всеми российскими каналами: «Да, зритель, ты был прав, осуждая богатых, сочувствуя слабым и призывая на головы первых и на помощь вторым людей из «силовых структур». На большинстве наших каналов в разных драматургических вариациях и под разными названиями идет восхитительно асоциальная теленовелла про несправедливо обиженную девушку-прелестницу, которую богатые (получившие свои богатства, безусловно, неправедным путем) лишили мужа, у которой отобрали ребенка, любовь, счастье и скромный, но честный достаток. И главный вопрос, стоящий тут перед создателями, какое количество изнурительных серий понадобится, чтобы эти негодяи были наказаны, а героиня вознаграждена поцелуем позитивного персонажа, желательно, конечно, в погонах, на худой же конец представляющего какую-то иную социально ответственную профессию. Однако, несмотря на провинциальное простодушие описанной фабулы, приходится признать: даже такая теленовелла создает иллюзию близости нашему сегодня, в ней действуют социальные и психологические типы, вполне похожие на сегодняшних, и в ситуациях, сильно напоминающих актуальные. А потому они дают нам, людям у «ящика», иллюзию понимания мира за окном и в этой связи относительное самоуспокоение.

Хотя, конечно, для меня лидер в этом деле ситком. Нигде, кроме как в ситкоме, люди из разных социальных страт не могут встретиться с такой элегантной легкостью и выяснять между собой отношения. Ситком – инструмент примирения разных социальных групп, к тому же еще и комплиментарный для общества: он может быть политкорректным без патетики и одиозности в силу содержащегося в нем смехового обезболивающего.

Но сколь удивительных превращений он требует при трансплантации в российское телетело! Нам, на СТС, вновь предстоит эта операция с аргентинским сериальным форматом Lalola, лидером мировых продаж, свежеприобретенным нами на MIPTV. Это история про мачо, в наказание за распутство переселенного в женское тело и теперь испытывающего на себе все прелести сексизма в ходе трудовой деятельности на ниве журнального глянца. Мы назвали сериал «МарГоша». Это ясно – героя изначально зовут Гоша. А дальше адаптационные операции, чудеса трансплантации. И опыт у нас уникальный, вспомнить хотя бы «Мою прекрасную няню». В оригинальном варианте, вышедшем на канале CBS, главный герой был банкиром. Но какой русский не понимает: банкир в России не может быть романтическим героем! Не любим мы, россияне-телезрители, этих граждан с их непонятно как заработанными деньгами. Деньги для нашего зрителя должны были быть морально легитимизированы. А потому герой российской «Няни» стал музыкальным продюсером. В людях этой профессии есть приятная загадочность, никто из нас не может идентифицировать свой опыт с их опытом, однако все мы знакомы с результатами их деятельности. А значит, такой герой имеет право быть состоятельным и жить в большом доме. Второе: у него роман с гражданкой из ближнего зарубежья... Мы сначала думали сделать ее грузинкой, армянкой, но… она не может быть женщиной с Кавказа. На втором плане тут маячит конфликтность, и конфликтность неромантическая. А потому мы остановились на украинке из Мариуполя. Так аудитория получила возможность почувствовать себя и толерантной, и склонной к мультикультурализму без всяких над собой усилий. Она смогла сказать себе, что желает счастья всем, вне зависимости от национальности, она обрела право сделать себе комплимент и совсем на это не потратиться...

Примерно та же работа по адаптации универсальной модели к отечественным ¬неврозам была произведена в случае с «Не родись красивой». Героиня – гибрид Золушки и Гадкого Утенка. Она вовсе не pretty woman (в смысле не «проститутка с золотым сердцем»), но тоже мечтает о счастье в лице красавца-бизнесмена. Однако самого этого посыла – стремления Гадкого Утенка к Прекрасному Лебедю – недостаточно для успеха. А достаточным условием оказалось то, что дело происходило в сегодняшнем офисе, среде обитания значительной части теле¬аудитории, тех, кого называют «офисным планктоном». Что со всей очевидностью демонстрирует: в сериале важны обкатанная драматургическая модель и соответствие жизненной актуальности. Причем одно без другого не работает.

Успех в сериальном деле – это поиск языка, на котором ты говоришь о сегодняшнем дне, поиск своего образа мира. У каждого канала он свой: либо либералистский, ориентированный на частные ценности, либо... ну да, основанный на понятии о социальной справедливости «по понятиям». Отсюда и две основные фабульные модели:

а) девушки-прелестницы в роковой борьбе со звериным оскалом капитализма, б) простой смертный восходит к званию заслуженного работника капиталистического труда. Вторая модель продиктована верой в возможности простого смертного, первая – отрицанием окружающей среды, уходом в глухую социальную несознанку. И она празднует победу чаще. Причина проста: от телевизора уходит молодой, социально продвинутый, активный зритель. А остается консерватор-традиционалист. Ему за 55, и он составляет теперь больше половины всех смотрящих ТВ. Вы скажете, ну есть же сериалы и о другом, есть экранизации «главных русских книг» Пастернака, Солженицына и Достоевского. Их награждает телеакадемия. Понятно, таким образом она протестует против бессмыслицы в «телеке». Но выбор этот – выбор консервативного ТВ, он противостоит и мешает развитию ТВ современного. Тем более что пиаровский, имиджевый успех выдается за успех реальный. На самом деле телероман «Идиот» в три раза уступал в рейтинговой успешности шедшей с ним одновременно сказочнице-теленовелле. Про обездоленную красавицу, богатых разбойников и прочее торжество добродетели.

А потому успех «Не родись красивой», который смотрела именно социально мобильная аудитория, в этих условиях поступок и достижение. И я с самого начала верил, что золушка в офисе способна заразить зрителя идеями активного, современного существования в сегодняшнем мире и данной стране. Что мы сможем вынести на обсуждение разные формулы успеха и вопрос о толерантности к другим взглядам, религиозным убеждениям и даже – о ужас!.. сексуальным ориентациям. Один из героев «Не родись красивой» гей. Но ведь аудитория страны, в целом зараженной гомофобией, его полюбила! Что значит – насколько-то приняла эту часть жизни. Сериал – незаменимый инструмент политической корректности, зоной которой обязано быть ТВ в отличие от кино. Политическая корректность – это, в конце концов, утверждение много¬образия мира.

www.gq.ru

 
LadylikeДата: Суббота, 2008-08-30, 9:32 PM | Сообщение # 2
Группа: Удаленные





Спасибо! Очень созвучная моим мыслям статья - я как раз бьюсь с редакторами, доказывая, что собственно богатый герой интересен читателю и зрителю только в динамике - либо история успеха, когда "человек из народа" богатеет, либо он беднеет со всеми вытекающими. История же бытовых перипетий жизни равноудаленно богатого ни зрителя, ни читателя не цепляет, даже при наличии социального заказа. Тот же Шаталин из "Прекрасной няни" постоянно балансирует на грани финансовых тягот...
 
arbuzovaДата: Воскресенье, 2008-08-31, 3:39 AM | Сообщение # 3
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2303
Награды: 6
Репутация: 15
Статус: Offline
Ladylike, давай, отстаивай своего героя. biggrin
 
ggamletДата: Воскресенье, 2008-08-31, 6:19 PM | Сообщение # 4
Группа: Удаленные





Однако, улыбка у товарища Роднянского грустноватая wink А грустноватая она, могет быть, потому, что чувство приятной независимости от кого-то значительно уступает чувству приятной зависимости от тебя smile Что делает Роднянский? Он покупает растиражированный "фиат" и перештамповывает его в ходовую "ладу". И посему чувствует себя независимым от "понтиака". Конешно, теоретически на век Роднянского успешных зарубежных сериалов для адаптации хватит. Но все слишком быстро меняется. Так что все же нужно стремиться к тому, чтобы сделать такой "москвич", чтоб на его основе захотели забацать "понтиак". Оно и приятнее и денег побольше. Главно, что семи пядей для энтого во лбу иметь не надо. Надо только, чтоб история была вне времени и вне границ - вроде той же "Золушки". А в офисе она или в женской колонии это уже детали. В обчем, плясать под западную дудку и чувствовать себя счастливым это хорошо, но вот заставить "проклятых" танцевать "казачка" намного лучше, хоть и труднее smile Ну а чтоб не быть голословным, привожу пример идеи, которая потенциально способна это сделать smile
СЦЕНАРНАЯ ЗАЯВКА
на комедийную мелодраму
РОМЕО И ДЖУЛЬЕТТА. ВТОРОЕ ИЗДАНИЕ

Как ясно из названия, речь идет об адаптированном к современности и не
таком кровожадном прочтении знаменитой истории, но - в виде сиквела. Автор
задался вопросом, а что было бы, если бы Ромео и Джульетта не умерли,
поскольку монах Лоренцо напутал со снадобьями и случайно подсунул
Джульетте, скажем, только открытую вытяжку виагры. По шекспировским
характерам выходит, что вышла бы комедийная мелодрама.
Дерзнув замахнуться на Вильяма нашего, на Шекспира, автор исходил из
того, что в целом история Ромео и Джульетты известна практически всем.
Однако с самим первоисточником знакомы единицы (автор не входит в их
число). Полностью стилизовать в этой ситуации диалоги под переводы
Б.Пастернака или Т.Щепкиной-Куперник самоубийственно. Наоборот, чтобы герои
Шекспира были понятны зрителю, они должны, действуя в псевдоисторических
декорациях, не только разговаривать современным языком, но и существовать в
современных культурно-бытовых реалиях. Это позволит сделать конфликт семей
Монтекки и Капулетти понятным современному зрителю. Правильный баланс
новизны и старины также создаст общий комедийный фон фильма, необходимый
для того, чтобы зритель окончательно "поверил" происходящему.
Как уже ясно, действие начинается в классической "Ромео и Джульетте". В
связи со счастливой ошибкой Лоренцо Ромео и Джульетта на фоне финального
примирения семей вдруг воскресают из мертвых. Засим семьи незамедлительно
начинают готовиться к свадьбе и отправке молодых в свадебное путешествие на
чартерном паруснике - и, естественно, не могут договориться ни по одному
пункту ( "Карета от Феррари? Только Ламборджини!", "Костюм Армани? Что за
моветон? Мы вещи шьем у Валентино только!", "На Кипр, о нет, на Крит они
плывут!" и т.д.) Таким образом, хотя достижения цивилизации в виде
изобретения виагры и спасли Ромео и Джульетту от гибели, однако это ничуть
не облегчило участи влюбленных. Из-за распрей семей Ромео и Джульетта
отдаляются и в какой-то момент вдруг понимают, что им придется расстаться.
Следует болезненный разрыв, горячо приветствуемый родственниками. Однако в
последний момент, спохватившись, Ромео и Джульетта снова обращаются за
помощью к монаху Лоренцо ("Влюбленные должны быть сиротами!") и бегут,
преследуемые разъяренными семьями, на его утлой лодке, спасая таким образом
свою любовь.
Автор не льстит себя надеждой, что "сэконд эдишен" "Ромео и Джульетты"
превзойдет оригинал по части художественных достоинств, однако уверен в
коммерческом потенциале полнометражного художественного или телефильма.
Шекспир поступил несправедливо, умертвив Ромео и Джульетту. Дав зрителям
возможность поприсутствовать при акте торжества исторической
справедливости - их воскрешении, можно смело рассчитывать на благодарность
- в виде кассовых сборов/рейтингов.

 
Форум о литературе и кино » Поговорим о кино » Киноиндустрия » Александр Роднянский - о специфике телесериалов
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Arbuzova © 2019 |