Сайт Елены Арбузовой
"Деревня Арбузово"
Главная | Регистрация | Вход
Пятница, 2017-01-20, 10:59 PM
Приветствую Вас Любознательный | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Из-за большого количества спама временно ограничены права пользователей

Страница 1 из 11
Форум о литературе и кино » Поговорим о кино » Киноиндустрия » Интервью с Сергеем Даниеляном (продюсер, главный редактор «Централ Партнершип»)
Интервью с Сергеем Даниеляном
arbuzovaДата: Суббота, 2010-10-30, 12:51 PM | Сообщение # 1
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2290
Награды: 6
Репутация: 15
Статус: Offline
«Кинокомпании нуждаются не в новых идеях, а в профессионалах, способных превратить идеи в качественный сценарий»
Сергей Даниелян,продюсер, главный редактор «Централ Партнершип»

Кинокомпания «Централ Партнершип» — крупнейший производитель сериалов и художественных фильмов в России. Главный редактор и продюсер «ЦПШ» Сергей Даниелян рассказал Cinemotion_lab, какие картины он считает образцовыми с точки зрения сценария, в чем специфика работы над авторскими фильмами и почему комедия — самый проблемный жанр в российском кино.

CINEMOTION_LAB: Какова роль редактора в работе над сценарием?

СЕРГЕЙ ДАНИЕЛЯН: Грамотный редактор — это соратник и друг, который помогает автору осуществлять его замысел и нести все тяготы творческого процесса. Его задача — обозначить проблемы на всех стадиях кинопроизводства, от появления идеи до сдачи готового материала. Аналитический склад ума, которым должен обладать профессиональный редактор, позволяет ясно увидеть отсутствие должной характеристики к какому-то поступку, несоответствия и дыры в сценарии. Автор и режиссер могут не заметить такие огрехи. Это нормально, у них совершенно другие задачи. И как раз одна из них — решить все проблемы, обозначенные редактором.

CL: Как вы относитесь к тому, что некоторые редакторы не только направляют авторов, но и активно вмешиваются в их работу, предлагают героев или ситуации?

СД: Этот подход тоже возможен — все зависит от взаимопонимания между редактором и сценаристом, от сопоставления их опыта, кругозора, объема знаний. Иногда действительно приходится очень подробно разбирать сценарий и даже навязывать какие-то идеи. Если редактор понимает, что вместо написанных пяти эпизодов можно сделать один, и фильм от этого только выиграет, то, безусловно, нужно вмешаться в работу сценариста и настоять на своем решении.

Но есть и такие авторы, которым лучше совсем не мешать. Это сценаристы-друзья, сотрудничество с которыми проходит в форме длительного общения с безумным количеством выпитых чашек кофе. В работе с такими авторами самое главное — грамотно сформулировать техническое задание, которое зависит от аудитории, жанра, формата и многих других вещей. Нравится нам это или нет, мы уже пришли к продюсерскому кино, а задача продюсера — правильно объяснить сценаристу, что от него требуется. Создание текста по конкретному заданию нисколько не ограничивает возможности автора. Талантливый сценарист и в рамках заданной темы сможет показать свой драматургический блеск, продемонстрировать знание Достоевского и прочих классиков.

В моей практике бывали случаи, когда сценарий вовсе не требовал вмешательства редактора, и первый вариант текста становился последним. Так было со сценарием Алены Званцовой и Дмитрия Константинова «Я остаюсь». Мы с ними долго дискутировали, общались, обсуждали разные идеи, а через какое-то время мне принесли готовый текст. Прочитав его, я подумал, не поменять ли какое-нибудь слово ради приличия. Но с другой стороны, если все и так хорошо — какой в этом смысл? Впрочем, такое случается очень редко: хороших авторов, умеющих работать в жанровой структуре, у нас можно по пальцам пересчитать.

CL: Чем вы можете это объяснить?

СД: Нельзя избегать канонов, существующих в жанровом кино, поскольку профессия сценариста — это навыки плюс понимание жанров. А в России все время пытаются изобрести что-нибудь свое, да и наше кинообразование традиционно хромает на одну ногу. У вузов всегда хорошо получалось выпускать сценаристов, которые были сторонниками авторского кино и писали «для Тарковского». Не спорю, делали в советское время и зрительские картины. Однако в целом считалось, что работа над фильмами для широкой публики — это удел людей профессиональных, но не шибко способных. Если же ты по-настоящему талантлив, то, будь добр, напиши сценарий а-ля «Зеркало». Похожая ситуация была и в актерской среде. Наши комики всегда стеснялись того, что веселят народ, и в тайне мечтали сыграть Гамлета. За рубежом все иначе: комики не стыдятся своего мастерства, они не боятся выходить на огромные площади, собирать толпы и раздавать автографы поклонникам. На Западе не стыдно просто сделать классную комедию, которую посмотрят много людей, в то время как у нас жанровое кино до сих пор считается вторым сортом. Никто не говорит об этом вслух, но в России всегда существовало некоторое пренебрежение к расхожим жанрам и постоянное стремление насытить чем-то высокодуховным даже комедию, которой это противопоказано.

CL: Считаете ли вы, что комедия — проблемный жанр в современном российском кино?

СД: К сожалению, это так. Основная загвоздка заключается в том, что, кроме гэгов из серии «поскользнулся на банановой кожуре и шлепнулся на мягкое место», сценарий хорошей комедии должен содержать сатирические обертона. А для этого зрителю нужно четко понимать, над кем он смеется и кого, как говорили в старых фельетонах, призвать к ответу. В советское время проблем с этим не было. Все знали, что издеваться над эдаким тунеядцем, который в третий раз берет себе бюллетень, чтобы не выйти на работу, не только можно, но и нужно. В той привычной системе координат было понятно, что правильно, а что нет, но в 1985 году все было сметено, и общество, а вместе с ним и комедиографы, остались без каких бы то ни было опор. Долгие годы смеялись над такими кричащими вещами, как новые русские и малиновые пиджаки. Однако, на мой взгляд, это еще не повод для настоящей комедии.
Наше кинообразование традиционно хромает на одну ногу. У вузов всегда хорошо получалось выпускать сценаристов, которые были сторонниками авторского кино.

Но есть, кстати, еще один довольно сложный жанр — мелодрама. Это касается не только нашей страны, но кинематографа в целом. Просмотр мелодрамы можно сравнить с подглядыванием в замочную скважину, и в этом ее коварность. Боевик, триллер, детектив, байопик строятся по определенным канонам, поскольку это условные, немного карикатурные жанры. Большая часть зрителей всегда сможет отличить хороший детектив от плохого, качественный боевик с хорошо сделанными трюками и монтажом — от некачественного. У публики есть четкие вкусовые пристрастия, на которые сценарист может опереться. В мелодраме же действуют другие законы, о которых невозможно договориться заранее. Впечатление от фильма всецело зависит от гигантского болезненного опыта, который есть у каждого человека, и груза прочитанных им книг. Сотни миллионов людей с упоением смотрели сериалы «Богатые тоже плачут» и «Просто Мария». Но ведь «Касабланка» и «Мост Ватерлоо» — это тоже мелодрамы. С точки зрения киноискусства они куда более качественные и изящные, но для зрителей это не так уж важно. Вы никогда не заставите поклонников бразильских сериалов получить такое же удовольствие от Хамфри Богарта в «Касабланке». В этом нет ничего страшного — все люди разные, и у каждого своя история и своя мелодрама.

CL: А какой жанр вы считаете самым сложным в работе с точки зрения редактора?

СД: Редактору очень трудно работать над сценариями авторского кино, где основной закон — это отсутствие законов. Здесь все приходится пропускать буквально через кишки. Авторский фильм — это, как правило, режиссер и сценарист в одном лице, а спорить с человеком, который, работая над сценарием, уже мыслит кадрами из будущего фильма, гораздо сложнее. Во время дискуссий больше приходится оперировать сведениями из хороших фильмов, из классики мирового кино. Очень сложно переубедить автора, заставить его внести в сценарий изменения. Работая над фильмом «Бубен, барабан», мне приходилось чуть ли не на коленях умолять Алексея Мизгирева вычеркнуть слишком жесткие фразы, из-за которых мы могли потерять очень много зрителей.

CL: Почему, на ваш взгляд, и авторские, и жанровые российские картины редко окупают себя в прокате?

СД: Нужно смириться с тем, что наш зритель питается не только отечественной картошкой, но и западными артишоками — невозможно закрыть глаза на существование иностранного, прежде всего американского, кино. Именно оно диктует дележ пирога, то есть денег, времени и возможностей зрителей. Нет ничего удивительного в том, что голливудские фильмы теснят и всегда будут теснить наши картины в прокате. Это связано с их колоссальными бюджетами и блестяще отработанными технологиями. А также с тем, что только американцам удается снимать фильмы, транспонируемые на все остальные национальности, религии, страны и континенты. Это единственная в мире модель кинематографа, существующая вне культурологических специфик. «Титаник» с одинаковым интересом смотрели и в Японии, и в Монголии, и в Сингапуре. Американское кино абсолютное, поэтому соревноваться с ним бессмысленно. Это нужно принять как факт. Нас же не смущает то, что «Фольксваген» лучше, чем «Жигули», а японская бытовая техника более совершенна, чем телевизоры «Электрон» и «Горизонт».
Редактору очень трудно работать над сценариями авторского кино, где основной закон — это отсутствие законов.

Единственная возможность победить американцев — сгладить несопоставимость бюджетов очень интересным сценарием и невероятно актуальным характером. В «Брате», к примеру, был фантастически угадан образ Данилы Багрова, который так понравился публике, что картина заработала не меньше, чем голливудские ленты. То же самое произошло с фильмом «Бой с тенью», в котором неплохой бюджет был дополнен крепкой структурой и героем, ментально близким нашему зрителю. Эта ситуация напоминает мне то время, когда на смену зарубежным сериалам пришли отечественные. Первые опыты выглядели весьма небрежно: то микрофон виднелся в кадре, то звук от изображения отставал. Зато герои были родными, понятными — зрительский интерес к тому, как живет Вася с соседней улицы и Маша из соседнего подъезда, оказался сильнее американской или бразильской тщательности.

CL: Что для вас значит понятие «профессионал» по отношению к сценаристу?

СД: В первую очередь, это человек, имеющий специальное образование. Мы же привыкли к тому, что врач — это профессионал, который долго учился и много знает. Невозможно считать себя медиком, не понимая, что такое два круга кровообращения, артериальное давление и носоглотка. Но как только речь заходит о творчестве, у многих возникает ощущение, что образование — вещь факультативная. Это не так. Вряд ли человек со стороны, не имеющий определенную подготовку и навыки, напишет профессиональный сценарий. В лучшем случае он сможет подкинуть идею, придумать необычный сюжет. Но, как это ни обидно для творческих людей, кинокомпании больше нуждаются не в новых идеях, а в профессионалах, способных превратить идеи в качественный сценарий. Кроме того, за счет одного лишь мастерства любую историю можно подать интересно.

CL: Как может улучшить свои навыки молодой сценарист, уже получивший специальное образование?

СД: Нужно смотреть и анализировать сотни, тысячи картин, присматривая для себя какие-то интересные вещи. Только так можно научиться многим сценарным хитростям — тем, которые безотказно работают и против логики, и против морали. Представьте себе такую сцену: вор забрался в дом, приступил к выполнению своих обязанностей, и тут мы видим, что подъезжает машина с хозяевами. Грабитель об этом еще не догадывается, и лишь когда законные владельцы начинают шумно подниматься по лестнице, он с ужасом понимает, что у него остались считанные минуты, чтобы уйти. И что в этот момент делает зритель? Радуется, что преступник будет пойман? Как бы ни так! Он начинает переживать за него, придумывать, куда бы ему поскорее спрятаться, ведь нет ничего более некомфортного, чем встреча с владельцами дома, который ты только что собирался ограбить.
У нас, «благодаря» творческой интеллигенции, слово «сериалы» все еще носит ругательный характер. Это несправедливо.

Все ловушки для зрителей строятся именно на таких вещах. В одной из первых серий «Отчаянных домохозяек» был эпизод, когда героиня, прикрытая полотенцем, оказалась перед захлопнутой дверью своего дома. И пока она не попала внутрь, на экране царило страшное напряжение. Это был практически кусок триллера, который сценарист мог растянуть и на 10, и на 15 минут. И мы бы смотрели, поскольку переживаем за героиню и не успокоимся, пока она не окажется в безопасности.

CL: То есть учиться сценарному мастерству можно даже на примере сериалов?

СД: Современные американские сериалы нужно смотреть обязательно — только на кинематографе образование молодых сценаристов сегодня не построишь. Мало кто знает, что именно сериалы — та самая передовая лаборатория, где американцы апробируют все интересные идеи. Раньше таким испытательным полигоном были B-movie — низкобюджетные фильмы категории В. Там проходила обкатка идей без приглашенных звезд и дорогостоящих декораций. Если продюсеры видели, что публика отреагировала хорошо, то выделялся солидный бюджет, скромную квартирку меняли на шикарный особняк, а неизвестных актеров — на звезд первой величины.

Над американскими сериалами сегодня работают лучшие сценаристы. «Доктор Хаус», «Обмани меня», «Отчаянные домохозяйки» — эти проекты сделаны настолько качественно, что, посмотрев одну серию, можно целую неделю с нетерпением ждать следующей. К сожалению, у нас, «благодаря» творческой интеллигенции, слово «сериалы» все еще носит ругательный характер. Это несправедливо. Почему-то считается, что балет — это априори хорошо. Даже если постановка оказывается неудачной, все дружно хлопают и говорят о высоком искусстве. Любая передача, показанная на канале «Культура», — это тоже хорошо. А вот сериал — однозначно плохо. Как же так? А «Семнадцать мгновений весны», а «Тени исчезают в полдень», а «Твин Пикс» Линча, а «Берлин-Александерплац» Фассбиндера, а «Декалог» Кшиштофа Кеслевского — это все сериалы, ребята!

CL: Какие фильмы вы считаете образцовыми с точки зрения сценария?

СД: Проще говорить не о картинах, а о людях. Мне нравятся все работы Патриса Леконта. Я восхищаюсь Франсисом Вебером, которого считаю самым гениальным сценаристом в Европе. Этот человек — фантастический придумщик. «Папаши», «Игрушка», «Беглецы», «Невезучие» — сюжеты этих лент понятны абсолютно всем, вне зависимости от национальности и уровня образования. Сам факт того, что двенадцать историй, придуманных Вебером, были взяты американцами, говорит о многом. А вот Дэнни Рубин ничего значительного, кроме «Дня сурка», не написал, при том что у этой картины гениальный сценарий — ни убавить, ни прибавить. В начале 1994 года, когда «День сурка» только появился в продаже, я дал его посмотреть Эмилю Вениаминовичу Брагинскому — моему любимому отечественному сценаристу. После просмотра он мне позвонил и сказал: «Сергей, как я завидую! Нам ведь не разрешали оперировать такими вещами, это было просто невозможно. Как я завидую...»

CL: Какой совет вы бы дали начинающим сценаристам?

СД: Нужно обладать наглостью — без этого ничего не выйдет. Я убедился в этом на собственном опыте. Для поступления во ВГИК требовалось написать несколько рассказов, чтобы пройти творческий конкурс. Ничто в жизни не давалось мне с таким неимоверным трудом. Что бы я ни сочинил, на выходе, как мне казалось, получался то отрывок из Тургенева, то из Достоевского, то из Толстого. Выяснилось, что я, начитанный мальчик из интеллигентной семьи, совершенно не могу писать! Нужно действительно обладать наглостью, чтобы верить в то, что можешь написать что-то интересное, причем так, как это не делал еще никто.

http://www.cinemotionlab.com/inspire/71

 
arbuzovaДата: Суббота, 2010-10-30, 12:52 PM | Сообщение # 2
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 2290
Награды: 6
Репутация: 15
Статус: Offline
Единственное, с чем я категорически не согласна:
Quote
Вы никогда не заставите поклонников бразильских сериалов получить такое же удовольствие от Хамфри Богарта в «Касабланке». В этом нет ничего страшного — все люди разные, и у каждого своя история и своя мелодрама.

Я обожаю бразильские сериалы. Именно БРАЗИЛЬСКИЕ, а не Мексиканские Венесуэльские и пр. Это очень качественный и добротный продукт, особенно сценаристки Глории Пирес. Но и от "Касабланки" смогла получить истинное наслаждение. wink
 
КонрадДата: Среда, 2010-11-03, 8:58 PM | Сообщение # 3
Группа: Удаленные





Лена, а от "Жены керосинщика" слабо получить истинное наслаждение? biggrin
 
Форум о литературе и кино » Поговорим о кино » Киноиндустрия » Интервью с Сергеем Даниеляном (продюсер, главный редактор «Централ Партнершип»)
Страница 1 из 11
Поиск:

Arbuzova © 2017 |