"Деревня Арбузово"
Главная | Регистрация | Вход
Понедельник, 2020-09-21, 6:34 AM
Приветствую Вас Любознательный | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Из-за большого количества спама временно ограничены права пользователей

  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: cjdeirf, Координатор  
Форум о литературе и кино » Конкурс реалистического рассказа » Обсуждение конкурса » Воздух свободы
Воздух свободы
РеалистДата: Понедельник, 2007-03-12, 3:43 AM | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





Воздух свободы

Тянулись вереницы народа. Старушка, низенькая, сухонькая, как тощая куриная ножка, отчитывала молодого человека, грозила пальцем и особенно гневно смотрела на него, когда он осмеливался отвечать ей и тогда, что-то смекнув, она еще пуще принималась ругать его. Парень был одет в халат – сейчас такие уже не носят, а из кармана торчали – использованный платок и цепочка, видимо от часов. Егор, казалось, забыл про свой вид – ни разу он не расправил ни складочку на одежде, ни разу не поправил волосы – в общем, выражал собой все то, что называют неряшеством.
Мелькали лица – потные, вздутые, пористые; красивые, приглаженные и отутюженные каждодневным утренним макияжем. Старуха сменила злость на умиление и сделала вид, что ее больше не интересует ни Егор, ни люди и отошла за угол, к подругам – обсуждать последние сплетни и слухи.
Даже если ты одинок и ничего не можешь изменить, ты все же пытаешься привязаться к кому-нибудь или привязать к себе кого-нибудь; поэтому Егор был рад, что старуха почтила его вниманием – неважно каким, важно, что реальным. Ей не было все равно, в каком он виде разгуливает, она взывала к справедливости, морали (придуманной ей тут же, за углом), человеческому достоинству и многим другим высоким чувствам, которые люди придумали словно специально, для того, чтобы, такие как эта старуха люди, могли спорить и раздавать указания как жить.
Егору старуха говорила: «Как Вас звать? Егор? Хорошо. Что же Вы, какого лешего, расхаживаете по станции в таком виде?» - «Каком?» - «Таком». А потом долго и нудно объясняла, что порядочные люди не ходят в грязных как сапоги халатах и не плюют на тротуар, никогда не отрицают свою вину и не лгут. «Что мне по вашему сделать?» - спрашивал Егор, а старуха ухмылялась и не слушая его ответ продолжала: «А вот в наше время такого безобразия не было». «Очень хорошо. А что было?» - «Много чего было, сейчас такого уже не увидишь, такое только я, да Галя, наверное, может рассказать» - «А как вы думаете, когда наше поколение постареет – оно сможет так же сказать?» - спокойно отвечал Егор. «Нет, вы посмотрите на него…» - отвечала старуха и вся тряслась, толи от злости, толи от сильного ветра. Старуха посмотрела в глаза Егору и сникла, увидев в них тоже, что и в своих. Отрешенные, с блестящим прищуром глаза Егора произвели на нее такое же впечатление, что сметана на кота, и она многозначительно замолчала, но продолжила смотреть. Егор держал взгляд и думал о своем – пытался выразить взглядом все то, что нельзя выразить словами.
Наконец старуха смягчилась и даже попыталась улыбнуться – но вместо улыбки получился беззубый оскал, как в дешевых ужастиках, и напоследок она сказала: «И больше не ходите так. Нехорошо» - и ушла.
Егор постоял, подумал и тоже пошел. Последний день лета подходил к концу, и меланхолия предстоящей осени уже надвигалась на вокзал, сковывала Егора, и ему не хотелось никуда идти, но ноги, как ватные тащили его, и он не сопротивлялся. Любопытства прохожих Егор не замечал – а какое дело, что секунды на две-три он займет кого-то из бурлившей вокруг людской массы? Какое дело, что кто-то хихикнет некстати, прищелкнет языком – не доверяя, топнет тоненькой ножкой, а какой-нибудь русый мальчишка покажет пальцем? Никакого. Егор сел в грязно-зеленый поезд к окну. Согрелся - мурашки сошли и кожа разгладилась, Егор закинул ногу на ногу, скрестил руки и на прощанье придирчиво глянул на вокзал и попытался запомнить его, но люди суетились и он навсегда остался шумным в памяти Егора. Таким его не хотели видеть жители, но таким он был. Нос наполнился кровью и потяжелел от горечи и ностальгии. В Москве Егор провел все свое детство.
Поезд заскрипел и тронулся. Путь обратно был отрезан. Как картины из далекого прошлого поплыли знакомые переезды, загудела дорога, и Егор вспомнил, как еще лет десять назад считал, что это не поезд едет, а мир вокруг движется. Теперь то ясно, что это сказка. Но тогда – каких ухищрений стоило ему доказать маме очевидную истину для ребенка, но такую чужую для взрослого.
А на перроне так и осталась стоять немолодая уже женщина с охапкой цветов и надеждами. В последний раз искала глазами Егора – среди ненужных ей людей, среди лишних для нее лиц. Кто она – мы можем только догадываться.
А поезд катил, не обращая внимания на эту маленькую драму, одну из многих, тихую; до поры до времени незаметную, разыгравшуюся посреди дня, на глазах у тысяч, родившуюся в гаме и толкотне. А поезд катил и вскоре исчез точкой на горизонте, неясным воспоминанием расклеив прошлое и будущее.

***
За окном погасли огни. Окнами дом упирался в глухую желтую стену, и потому ничто не освещало его. С наступлением сумерек по стене напротив начинали причудливо бродить длинные тени – размахивали руками, переносили что-то, спорили, сидели или смотрели в окно; Егор наблюдал, как тень повторяет за ним все движения. Аня ушла в магазин, и Егор остался один. Хлопнула дверь, и внутри неприятно кольнуло – иногда Егору хотелось побыть одному и как всегда, словно специально, именно в этот момент его покой нарушался, и в одиночество Егора резво влетала румяная Аня с покупками или ее хмурый брат с поломанной игрушкой, которую даже назвать так было трудно – деревянный солдат из куска дерева, с приклеенными бумажными руками и ногами, со следами еще сохранившейся бардовой краски, времен постройки дома. «Помоги!» - крикнула Аня. Егор не ответил, но еще внимательнее глянул на тень – она ответила тем же. Из прихожей слышался какой-то шум и невнятное ворчание – так шумит водопад в горах – и порой Егору доставляло удовольствие слушать эти звуки. Всякий раз, когда кончались деньги, этот шум возникал снова и снова, усиливался до тех пор, пока не перерастал в напряжение, которое даже Егору трудно было выносить, и тогда он вставал и уходил до тех пор, пока снова не появятся деньги. Гулял по извилистым переулкам с гарью и помоями – вблизи помоек запах был такой стойкий, что Егор волей-неволей зажимал нос и быстро пробегал это место, а потом забредал куда-нибудь на открытое пространство и возвращался обратно, но уже другим путем. Больше всего он любил одиночество, и даже когда нужда сводила желудок, ноги подкашивались, и невыносимо тянуло выпить, Егор предпочитал ждать, пока деньги сами не залезут к нему в карман. И лишь когда острая боль в животе не прекращалась ни на секунду, он шел к соседям и занимал. Через пару минут он уже сидел где-нибудь в кабаке неподалеку (благо таких заведений в округе хватало с излишеством) и пил водку с недавними знакомыми – хитроватыми пьяницами с распухшим носом и мелкими кровяными крапинками на нем (будто там давили мух). Друзья, к слову, никогда не спрашивали его, откуда он; не интересовались, ничем, кроме каких-то мелких бытовых мелочей.
Частенько Егор, подвыпив, заливался и начинал рассказывать о своей жизни, настолько сгущая краски, что ему самому становилось, невыносимо жаль и себя и всех тех, кто слушал его. «И вот, значит, по вечерам у нас веселье – кушаем» - поговаривал Егор, пропуская стаканчик. «И что? Много кушаешь?»- тут же любопытствовали соседи. «Кому как – иному не хватит и желудок набить, иной и вовсе откажется есть. Мы обычно едим хлеб, когда денег побольше, и манку - когда совсем беднота припирает» - «А кем ты работаешь?» - «На побегушках подрабатываю – платят мало, работа изнуряет, оно и правильно, кто же побегает то, когда в желудке пусто? Иногда знаешь – разгружаю чего, но я бросил это – надоело каждый раз просыпаться в больнице и слушать историю о том, как я упал в обморок» - «От чего?» - «Это голодный обморок, такое часто бывает. А иногда и языком шевелить устанешь, да двинуться лень, вот как за день наработаешься» - «А на что сюда ходишь?» - тут обычно Егор замолкал, а потом со знанием дело предлагал пропустить еще по одной – последней, да и закончить на этом.
Дело заканчивалось редко раньше утра. Дома никого не было – Аня уходила на работу рано, еще засветло, можно сказать с петухами, так как каждое утро за окном кукарекал петух откуда-то с балкона, когда Егор приходил. Всякий раз, когда Аня приводила братика из детского сада, Егор беспокойно ходил по комнате, зачем-то протирал пыль на окне – да без толку, чистил тряпкой, на славу смоченной водой из под старого крана ботинки (зачем непонятно, так как от них все равно кроме разводов ничего не осталось) – короче, создавал видимость активной деятельности и все время мешался под ногами, когда Аня готовила кушать – между прочим, ели они исправно, пусть не густо, но и не пусто – хоть раз в день, Егор получал свою кружку с жиденьким бульоном и косточкой, да кусок хлеба. Аня молчала, Егор молчал, а братик носился по комнате и кричал что-то свое, рассказывал себе под нос какие-то истории на непереводимом языке – услышанные в детском садике, но когда его звали кушать – вихрем прибегал и все сметал, что ему давали. Добавки не требовал - привык, что сестра редко дает ему ее, и только иногда робко спрашивал: «А что будет завтра, что будем кушать?». Аня пожимала плечами, прекрасно понимая истинную причину этого вопроса и если было что, тихонечко подкладывала братику еще.
С Аней Егор не был в браке. Они жили вместе только потому, что Аня была бедна и ее брат не были против еще одного работника – по крайней мере, они так думали, когда Егор переезжал. Получилось наоборот – Егор стал лишним ртом, но сильно, надо отметить, никого не объедал, потому, что почти никогда не бывал дома, а гулял по улицам и там же жил. Причем раньше, уходя из дома на неделю, а то и на две, Егор закатывал Ане скандалы, обвинял ее в тугодумии, невнимательности, черствости, а потом догадался, что она уже поняла истинные причины его уходов, и перестал искать предлога. Егором двигали странные внутренние мотивы, на психологическом уровне: он не мог жить в одном месте больше трех-четырех дней, он хотел двигаться, причем постоянно. А когда сидел на одном месте – несказанно мучался, только если не выпивал. Больше всего Егора тяготила привязанность к определенным людям и событиям - каждый день своего «побега», Егор проводил по-разному, но пока были деньги, взятые из скромного совместного бюджета, он пил как нищий и гулял как бродяга, вот и все, чем он отличался от других людей. Нет, конечно, были и другие отличия – шрам на правой руке, рост выше среднего, мощное телосложение, но все это не могло его заставить бросить все, что он имел ради чего-то неопределенного, неясного ни самому Егору, ни остальным. Спроси его, почему он всегда где-то бродит, и он ничего не ответит, а только с укором глянет, жалобно так, да и поневоле пожалеешь его и решишь, что, наверное, ему плохо…
Выражалась эта потребность в движении особенно остро осенью, и тогда Егор мог не возвращаться домой по нескольку месяцев, а возвратившись, почти сразу уйти – взяв деньги и немного провизии. Приходил Егор побитый, грязный, с отросшей бородой, а уходил чистеньким, постриженным. Дни Егор проводил так, как ему захочется. Мог доехать до конечной станции метро и, выйдя на улицу, там же и остановиться – напиться у винных ларьков, а потом дня два- три, нигде не ночуя, идти целыми днями на север, а, дойдя до какого-нибудь крупного села, заночевать там и резко сменить направление, к примеру, на восток. Около какого-нибудь вокзала остановиться, перекусить и проехаться зайцем на электричке до последней станции – неважно куда. Когда деньги заканчивались, одежда окончательно теряла приличный вид, Егор возвращался домой. Он знал, что ему не надо возвращаться, но возвращался – а иначе где найти денег? Егор не хотел ни воровать, ни попрошайничать, а ведь другого выхода не было – путь у всех бродяг один, из простого романтика в вора и грабителя – работать не хочется, а больше способов добыть деньги Егор не знал.
Дома у Ани ничего не менялось, она не искала его, и Егор перестал считать свои «побеги» чем-то противоестественным. Обычная любовь к дороге – еще в детстве он обожал стук колес, укачивание и гуд поездов, ветер дороги, и неясность конечного пункта - со временем переросла в манию, став единственной потребностью Егора. Родных он давно забыл – видел в последний раз мать лет пять назад, когда оканчивал школу – с тех пор не вспоминал. Сначала Егор чувствовал себя беглецом, считал свой поступок (уход из дому без объяснения, просто в ночью собрал вещи и уехал) неправильным, нечестным. Первые дни на улице прошли в страстном желании вернуться домой, пару раз Егор проходил мимо родного дома, заглядывал в окна и недовольный уходил, все больше убеждаясь, что дома его ничего не ждет, кроме тишины и покоя – а этого меньше всего и хотелось ему.
«Мать по обычаю сегодня печет блины, - думал Егор, наблюдая за женской тенью у окна, - А отец на работе, вечером придет, смахнет пальто и бегом на кухню – есть эти масленые блины, глотать эти поджаренные корочки и нахваливать мать. Сядут за стол все вместе, но чего-то не хватает. Мать посмотрит в глаза мужу, и опустит их, понимая, что и он думает о том же. Откроет рот по-привычке, что-то сказать мне, а потом спохватится – некому говорить и сделает вид, что жует блин, а самой плакать охота. А иногда выйдет из ванной – распаренная, с запахом теплой свежести, а губы чуть подергиваются, и глаза мокрые такие, как у собаки – выпрашивающей кусок у хозяина. Но все равно нечего мне там делать, скучно. Однообразно – другое дело улица, тут что хочешь и всего много, надо только правильно посмотреть».
Прошло два месяца с ухода из дома (в это время Егор ночевал у друзей), и он познакомился с необычной девушкой - Аней и ее братиком. Егор даже не спрашивал, любит она кого, а последил за ней – узнал, как живет, оказалось в нужде, одна воспитывая маленького брата – и в особенно холодный зимний вечер, проводил ее до дома. Она, не сопротивляясь, впустила его в квартиру, не обращая внимания на его вид, а наутро Егор никуда не ушел и остался там же. Был какой-то период, когда Егор пытался работать, но он быстро закончился, и вскоре Аня стала кормить еще и Егора. Она не сопротивлялась Егору, не ставила ему условий – она понимала, что ему нужно место, где можно переночевать и с удовольствием давала ему его, хорошо, что родителей у нее не было. Аня быстро поняла, кто такой Егор, поняла, почему уходит – он ей рассказывал, какие чувства испытывает, видя поезд, что хочется прыгать от радости и бежать куда-то далеко, на край света, а потом снова и так пока не смерть не настигнет в какой-нибудь очередной ночлежке. Аня не понимала его, так как никогда не испытывала подобных переживаний, но допускала что Егор действительно не может жить долго в одном месте. Ни пьянство, ни загулы Егора ее не пугали – он жил своей жизнью, она своей и все были довольны.

***
Как-то раз Егор, идя по набережной Москвы-реки, приметил странную пару и про себя отметил, что девушка идет неправдоподобно, будто насильно ее тащит за руку на растерзание мужчина с сигаретой в зубах и чудной улыбкой. «Куда он ее ведет - мелькнула мысль у Егора – Что ему нужно от нее?»
Егор не стал сразу подходить к парочке и выяснять, кто они такие и куда идут, хотя именно так и хотелось ему больше всего сейчас сделать – взглянуть в глаза, гордо отбить девушку.… А сам стал, как бы невзначай, поглядывать в их сторону. Надо отметить, что мужчина с сигаретой тоже оглядывался, но не боязливо, а с фанатизмом, а девушка озиралась испуганно, как затравленный зверь, загнанный в угол, но не готовый бороться, а сломленный. Егор все больше убеждался, что господин с сигаретой насильно ведет девушку, что той, может быть, неприятно это и, возможно, противно. Однако все не решался подойти.
Косясь в сторону, Егор приблизился к мужчине с сигаретой на расстояние вытянутой руки и загородил дорогу; но мужчина оттолкнул Егора и прошел мимо, тогда Егор снова встал на пути у них и на этот раз проговорил, как мог властно: «Стойте!». Парочка остановилась.
- Простите, а Вы кто? – с сомнением и раздражением спросил незнакомец.
- А я тот, кто спасет девушку.
Мужчина пожал плечами, девушка едва заметно кивнула головой Егору – так кивают дети, пытающиеся скрыть правду от одного из родителей - и мужчина повел ее дальше. Миленькая девушка, по виду напоминающая персик – округлыми чертами лица, сделала еще один знак Егору. Он мотнул головой и с решимостью снова встал на дороге у мужчины.
- Опять Вы? – жиденько улыбаясь, проворчал незнакомец – Убирайтесь прочь и не мешайте.
- Отдайте девушку. Вы… - Егор подбирал слово, - Вы… крепостник!
- Простите что?
- Что? Крепостник. – Егор вынул руки из карманов и замахнулся, но господин опередил его и ударил первым, а затем пошел дальше, волоча за собой девушку.
Егор потер ушибленное место. Одновременно в мыслях боролись два противоречивых чувства – долга и собственного благополучия. Ему не хотелось ни получить еще раз по лицу, ни отпустить девушку с господином. Из раздумья его вывел твердый, но не жесткий, громкий, но не оглушительный и не визгливый, а спокойный и уверенный, голос.
- Лейтенант Шагоми, что с Вами случилось?
- Со мной ничего – быстро отвечал Егор, - видите вон там пару?
- Да.
- Так вот – этот мужчина куда-то насильно тащит девушку.
- А Вы ничего не путаете?
Егор на секунду задумался.
- Нет, ничего. Пожалуйста, задержите его. Он негодяй – нельзя лишать людей свободы! Нельзя останавливать их порывы! И никогда тот, кто остановит их, не сможет простить себе этого – это рабство, не иначе, крепостничество!
- Простите, что? – растянулся в довольной улыбке милиционер, что-то вытирая ногой.
- А вот что, – сунул последнюю сотку милиционеру Егор, - Проверьте мужчину, я прошу Вас.
- Хорошо, было приятно познакомиться. Удачи!

Скоро милиционер догнал парочку и Егор из-за угла наблюдал, как незнакомца забирает милиционер, а девушка остается испуганная одна. И только ее отпускают, как она сразу бежит подальше от этого места, все еще не веря в чудесное избавление.

***
С тех пор прошло полгода и за это время ничего не изменилось в отношениях Ани и Егора – Аня по-прежнему получала за работу копейки, устроиться на более оплачиваемую должность не хватало образования, Егор копил деньги и честно бродяжничал все это время и общались они как и прежде, как два попутчика.
Егор осунулся, кожа за лето загорела, глаза постарели и стали похожи на предгрозовое небо, такие же напряженные и яркие. Все это время Егор наполнялся решительностью – и вскоре одна мысль не переставая крутилась: «Уйти. Скопить деньги и навсегда уехать». Решимости хватало – Егор очень хорошо представлял, как берет пять тысяч рублей (столько по его подсчетам ему должно хватить на четыре месяца, а дальше он найдет еще денег), собирает все самое необходимое – складной нож, провизию на несколько дней, блок сигарет, два литра водки для налаживания отношений, одежду – универсальную толстовку и на лето и на зиму, рубашку, документы – кивает Ане, пожимает ладошку ее братику; час-два добирается до вокзала, оттуда едет на восток, в Сибирь. Ночует в вагоне, до пересадок добирается пешком. Если денег не хватает, Егор разгружает поезда, помогает день-два, а дальше снова в путь.
И так до тех пор, пока не добредет тайги, девственных и безлюдных лесов. Там он и поселится в хижине. Зароется в быт как страус в землю, окунется с головой в природу. Надоест – поднимется и уйдет на новое место, перегоняя запасы еды и воды, там не понравится – заново сменит хижину, без сожаления и тоски. Не будет привычек, ведь каждый день преподносит сюрпризы и как тут обрасти скарбом, мелочами, если даже не знаешь, добудешь ли завтра пропитание и проснешься ночью – вдруг загрызут волки? Такую кочевую жизнь и хотел Егор. Его не пугало то, сколько предстоит пережить, прежде чем он достигнет этого состояния покоя, к которому он стремится. «А не получится, что тогда? - спрашивал себя Егор и тут же отвечал, - Тогда не судьба. Все равно лучше, чем то как я живу сейчас». Уверенность росла с каждым днем, как и сумма, что он копил.
Наконец-то нужные деньги были собраны, и Егор беспокойно ждал момента, когда будет чуточку теплее, чем обычно и когда не будет лить пеленой дождь. Тогда он и уедет. Навсегда. Порвет нить, сожжет мосты. Как перелетная птица улетит, только не вернется. Шагнет в пропасть и не зацепится…
Так и случилось бы – без сожаления, с одному Егору ведомой радостью, он исчез бы тихо и незаметно. Но как назло, его ждало совсем другое.

Егор тихонечко прошмыгнул на кухню к Ане и по ее взгляду понял, что у нее есть важное дело к нему, а по тому, с какой осторожностью она подбирала слова, он понял, что от этого зависит очень многое, если не все.
- Я знаю, что у тебя отложены деньги, - произнесла она с надрывом, будто вот-вот хлынут слезы.
- Да.
- Я знаю, что ты уедешь.
-Да.
- И я знаю, что если ты сейчас уедешь, то Миша умрет.
«Что? – переспросил себя Егор и в висках застучали маленькие наковальни, - как понимать ее? что значит, умрет, почему, с чего?»
- Я не могу тебя принудить, ты свободный человек.
Егор кивнул.
- Я понимаю, что у тебя есть право выбора. Я прошу лишь об одном. Отложи уход. Не уходи. Нет, не подумай, что я тебя держу, ни в коем случае, ты свободен. Миша болен. Очень болен. Ему нужны лекарства. Они стоят денег.
- Ты хочешь сказать, что… - побледнел Егор, но Аня его перебила:
- Да, мне нужны эти деньги.
Это как все обрезало в Егоре. «Я никогда не буду, счастлив, если не уеду – думал он, - завтра поезд, все продумано, все решено и взвешено уже в сотый раз, сколько раз я проделывал этот путь до Сибири у себя в мыслях. Если я сейчас отдам деньги, то все придется отложить, до следующего года.… Выдержу ли я?
Хватит ли мне сил не пасть духом за это время и не спиться, и, не дай Бог, не наложить на себя руки?» - это мигом пронеслось и отозвалось ударами и тоской в Егоре. Он понимал, что предстоит выбрать. Но что – еще не знал.
- Ты подумай пока, - сказала Аня и ушла, оставив Егора в одиночестве. Ему захотелось бежать куда-то, спрятаться, исчезнуть, как облакам на сильном ветре – секунду назад были, а вот уже растворились. «Миша мне конечно не чужой… Завтра уходит последний поезд. Ждать еще целый год. Целый год» - говорил себе Егор. Внутренняя борьба длилась недолго. Его позицию можно было назвать бессмысленной – любой ход ухудшал ситуацию, и Егор решал, что же ему больше подходит, что проще.
Приняв решение, Егор взял деньги, обменявшись с Аней такими же взглядами, какими обмениваются два больных на приеме к одному врачу и, не переодевшись, в чем был, в уже небезызвестном старом халате и вышел на улицу. Слез не было, не было тоски. Егор стиснул зубы и шел к метро. Стиснул не потому, что о чем-то жалел, а потому что мурашки покрыли все тело, и родинка на затылке замерзла. «Все, – сказал Егор, - Больше нет ни Ани, ни Миши, ни мамы, ни отца. Они остались там, - махнул он рукой, - в неблагополучном, удушающем мире. А там, куда я еду – нет оков. И свободно там как птице в небе, как моряку на море, как пьянице в кабаке, как мне…как…»
Путь до вокзала он проделал быстро и четко. Солнце было в самом зените, когда он ступил на камни вокзальной дороги. Павелецкая открыла ему все пути. Любой поезд – Егор выбрал самый дальний - и он свободен. Сел и по всем членам растеклось довольство, как после плотного обеда, а мысли куда-то пропали, уступая место свободе.

Мать Егора сразу взяла трубку – уже с утра ей что-то мерещилось. Звонила Аня. Говорила, что Егор собрался и уехал. Предлагала попрощаться с ним, потому что он теперь навсегда покинет Москву и больше не вернется. «И вы его не отыщете» - говорила Аня. «Где он садится?» - «Вероятно на Павелецком, поторопитесь, а то не успеете». Все, и ни слова о Мише, о деньгах. Книжка с номером мамы Егора в мусорную корзину – сразу, без размышлений. «Резать, так до конца» - подумала Аня и выбросила мешок с мусором.

Миша второй день бился в горячке. Аня трогала лоб, сидела с ним, рассказывала сказки, а Миша все гас и гас, как догорает свеча. Все обдумала Аня и чтобы добыть денег Мише на лечение, занялась известным делом, у тех самых вокзалов, которые так любил Егор. И, надо сказать, денег она нашла. Но каким путем, через какие унижения! Миша потихоньку оправился, вернулся задорный нрав, налились кровью щеки, покраснели, зарумянились, парень окреп и скоро бегал по с детворой, пока мама отрабатывала деньги, отмывала телом то, что спасало и кормило ее и сына. Это была цена за спасение. История падения женщины, заботы и примерной живучести. Что скажет Миша, когда вырастет и узнает, как зарабатывала деньги его мать. Вправе ли будет он винить ее в тяжелом детстве?
С уходом Егора появились деньги – но зато осталось какое-то необычное чувство покинутости. «Если даже он ушел от меня, то уж другие…» - думала Аня. Хотя ее работа и предполагала постоянное общение с мужчинами, но Аня по-прежнему мечтала о чистой и большой любви – таким она видела свое будущее. Но шли года, а принц так и не появился, вместо него пришло необъятное существо, которое лишало молодости, здоровья и заставляло выпадать зубы и морщиниться кожу. Аня постарела, подурнела, растеряла остатки привлекательности. Больше никто, кроме ее клиентов не отваживался улыбнуться ей. Зачем? Если вокруг полно крепких, симпатичных девушек.
Как-то раз Аня рассказала вокзальной подруге про Егора (та раньше училась на медицинском) и развела руками, мол, он больной человек, есть такая болезнь. «Диковинно - отвечала Аня, - а так и не скажешь. Получается, он не виноват?» - «Если он больной, это еще не значит, что он не виноват. Моральные правила в любом человеке сильнее болезни» - «Разве?» - «До определенной степени». Договорить так и не удалось. Аню заказал очередной клиент.
Потом она вспоминала Егора и пыталась понять, что им двигало – болезнь? мания? давно ли это проявилось? что стало причиной этому? – но так ни к чему и не пришла и постаралась забыть это как наваждение.
Миша вырос – вытянулся, поумнел. Для Ани он как сын. А своих как не было, так и не будет. Может спустя еще десять найдется какой-нибудь престарелый ловелас, который сможет полюбить Аню, но сейчас она уже никого не интересует.

***
В раздольном небе плывут облака, река течет быстро, через камни, пороги, время идет упоительно медленно, воздух свеж и чист, как в горах; чуть поодаль от реки колония, выцветшие корпуса, изнуренные лица, беспомощные попытки убить время. Кто-то здесь наслаждается – есть люди, которым в заключении лучше, чем на воле, кто-то спокойно отбывает годы наказания, без мучительных сомнений, без жалости, без ностальгии. Есть здесь заключенный Егор, он каждый вечер смотрит на небо и плачет. Нет, его не мучают паразиты, ему хватает жиденькой похлебки с пылью, он доволен каждодневным трудом, но его тяготит прошлое и заточение. Он вспоминает поезд, дорогу, поля… Он вспоминает Аню, Мишу, беснуется оттого, что не может повернуть все назад, изменить прошлое. Едва каждодневная рутина прекращается, едва в бараке наступает тяжелое молчание, как он тихо, чтобы никого не потревожить встает и смотрит. «Вот она жизнь, рукой подать» - думает он и молча прохаживается из угла в угол, пытаясь восполнить потребность в движении. Стены молчаливо соглашаются, но не отступают охранники, не рушатся решетки, не падают оковы, не вырастают цветы. Он ни с кем не разговаривает, весь в себе. И единственное что его волнует, это движение. Так чувствует себя певец, лишенный голоса, пианист, лишенный рук, художник, лишенный глаз, птица с переломанным крылом. Потребность в движении подавляется, и в голову лезут мысли одна страшней другой. Но недаром говорят – время лечит, всякая потребность забывается и, наверное, скоро Егор перестанет плакать вечерами и мечтать о свободе. Привычка займет место движения в сердце. Смягчится нрав, растает лед, и зарастет рана в душе. А пока Егор все так же смотрит на звездное небо. Лиши его этого и что останется? Жизнь его окончательно потеряет смысл. Мелкая кража – и что - ветер пойман и заточен.
Тут уже начинается история постепенного изменения человека, его преображения, обновления. Но это совсем другая история…

 
КоординаторДата: Понедельник, 2007-03-12, 3:45 AM | Сообщение # 2
Группа: Удаленные





Уважаемые авторы!
Отвечать арбитрам и критикам можно используя ник Автор (единый для всех).
Пароль к нику был выслан каждому конкурсанту ЛС.
Загляните, пожалуйста в Персональный раздел, который находится в правом верхнем углу и обратите внимание на отправленное вам ЛС.
 
TakovskyДата: Понедельник, 2007-03-12, 5:01 PM | Сообщение # 3
Группа: Удаленные





Рассказ интересный, но непонятно многое. Например Егор кажется совсем уж злодеем. Мне так, серединка на половинку. + непонятна самая первая сцена wacko
 
roody_sleeperДата: Понедельник, 2007-03-12, 5:32 PM | Сообщение # 4
Группа: Удаленные





Н-да... "Не стой на пороге - счастье из дома выпустишь" (с). рваный ветер текста. Надеюсь, Автор меня поймет.
 
АвторДата: Понедельник, 2007-03-12, 5:40 PM | Сообщение # 5
Группа: Удаленные





roody_sleeper, Уважаемая!
Думаю, что логика в ваших словах есть - ветер немного взбаломошный. Но какая задумка, такое и исполнение. Это сделано специально. biggrin
 
roody_sleeperДата: Понедельник, 2007-03-12, 5:44 PM | Сообщение # 6
Группа: Удаленные





Уважаемый Автор, а Вы видели "приглаженный" ветер? surprised Мне не доводилось... smile
 
АвторДата: Понедельник, 2007-03-12, 5:47 PM | Сообщение # 7
Группа: Удаленные





roody_sleeper, не понимаю о чем Вы wacko sad

Если отбросить недосказанности - Вам понравился рассказ? Только честно, пожалуйста happy

 
roody_sleeperДата: Понедельник, 2007-03-12, 6:08 PM | Сообщение # 8
Группа: Удаленные





Да рассказ понравился, только сюжет "скок-поскок", но раз специально - то у меня нет возражений! wink Автору-то виднее...
 
АвторДата: Вторник, 2007-03-13, 2:33 PM | Сообщение # 9
Группа: Удаленные





roody_sleeper, я очень рад, что рассказ понравился. smile

Добавлено (2007-03-13, 2:33 Pm)
---------------------------------------------
Я понимаю, что рассказ большой. Но мне очень хотелось бы услышать еще чьи-нибудь отзывы. Вы же знаете, как это важно авторам. biggrin

 
vladdaДата: Среда, 2007-03-14, 12:39 PM | Сообщение # 10
Группа: Удаленные





Мне кажется, вмешательство везесущего всезнающего автора мешает восприятию текста. Без этих вставок - стояла женщина с цветами и надеждами, но кто она, мы не знаем - текст выглдел бы еще сильнее
 
АвторДата: Среда, 2007-03-14, 4:22 PM | Сообщение # 11
Группа: Удаленные





vladda, вы, пожалуй, правы. Я немного перестарался. А так - это мать Егора была. Спасибо за отзыв! biggrin
 
cjdeirfДата: Среда, 2007-03-14, 7:56 PM | Сообщение # 12
Группа: Удаленные





Quote
Егор сел в грязно-зеленый поезд к окну.

Переписать - коряво. В речевой речи допускается такое, в литературной нет.

Quote
ЕГОР сел в грязно-зеленый поезд к окну. Согрелся - мурашки сошли и кожа разгладилась, ЕГОР закинул ногу на ногу, скрестил руки и на прощанье придирчиво глянул на вокзал и попытался запомнить его, но люди суетились и он навсегда остался шумным в памяти ЕГОРА.

зачем столько много Егоров, ведь можно написать ОН?

Первую часть прочитала. Остальное прочту после 21.00.

 
АвторДата: Среда, 2007-03-14, 8:07 PM | Сообщение # 13
Группа: Удаленные





Quote
ЕГОР сел в грязно-зеленый поезд к окну. Согрелся - мурашки сошли и кожа разгладилась, ЕГОР закинул ногу на ногу, скрестил руки и на прощанье придирчиво глянул на вокзал и попытался запомнить его, но люди суетились и он навсегда остался шумным в памяти ЕГОРА.

Чтобы избежать путаницы. Повторы имен героев за ашибки не считаю.

Переписать - коряво. В речевой речи допускается такое, в литературной нет

Согласен. Только те, кто думают, что существует особая, литературная речь, глубоко ошибаются.

Спасибо, Сова, Вы мне очень помогли.

Добавлено (2007-03-14, 8:07 Pm)
---------------------------------------------
Жду-не дождусь второй части отзыва, в предвкушнии wink wacko

 
АполлинарияДата: Суббота, 2007-03-17, 8:36 PM | Сообщение # 14
Группа: Удаленные





О, рассказ потрясающ! wacko Солидный, весомый, со смыслом...
Но только я не поняла за что посалили Егора? cool
А вообще - блеск! applause Без всяких преувеличений - очень талантливо smile
 
АвторДата: Суббота, 2007-03-17, 8:46 PM | Сообщение # 15
Группа: Удаленные





Quote
Жизнь его окончательно потеряет смысл. Мелкая кража – и что - ветер пойман и заточен.

Спасибо, Апполинария, Ваши слова как бальзам на раны автора. Спасибо! biggrin
 
МангустДата: Воскресенье, 2007-03-18, 7:50 AM | Сообщение # 16
Группа: Удаленные





И опять куриная тема. Старушка сухонькая, как тонкая куриная ножка. Всё, с куриными ножками завязываю, не то буду чувствовать себя людоедом. happy

Тянулись вереницы народа. – Странное предложения применительно к вокзальной сутолоке. И возникает множество вопросов. Куда тянулись эти многочисленные вереницы. Или «тянулись» определяет физическую величину? Т.е. свойства определённой вещи растягиваться и сжиматься. И насколько может тянуться вереница, чтобы в какой–то определённый момент она распалась на звенья. Или имеется в виду пространственная величина, определяющая бесконечность упорядочного людского потока. Всё размышления оттого – насколько важно, это первое предложение. wink

Своеобразный стиль, местами мне напоминает вереницы – цепь определений и сравнений вставшие в очередь всего в одном предложение. Яркий пример тому второе предложение рассказа.

Рассказ несколько хаотичен – и в мыслях героя и в описаниях. С автором хочется спорить по поводу многих образов, описаний и определений. Спорить не буду, так как хаос к порядку не призовёшь.

Сообщение отредактировал Октябрёнок - Воскресенье, 2007-03-18, 7:51 AM
 
АвторДата: Воскресенье, 2007-03-18, 8:48 AM | Сообщение # 17
Группа: Удаленные





Октябрёнок, у Вас возникли сомнения только по поводу первых фраз? wacko

Quote
Своеобразный стиль, местами мне напоминает вереницы – цепь определений и сравнений вставшие в очередь всего в одном предложение. Яркий пример тому второе предложение рассказа.

Спасибо огромное! Если стиль своеобразный, значит он, по-крайней мере, намечается.

Quote
Рассказ несколько хаотичен

Ну немного, что там... Кто без греха... smile

Quote
Спорить не буду, так как хаос к порядку не призовёшь.

Т ак значит все-таки хаос??? Вы уж определитесь, легкая хаотичность или... ХАОС. angry

Quote
Тянулись вереницы народа

Ну тянулись они и тянулись, перемещались, двигались то есть, тащились перемещаясь куда-то. Кстати, а вы сами как думаете куда тянутся вереницы народа? К поездам, ко входу, к очередям. Я расчитывал на умного читателя. Он то сообразит, что может двигаться и куда на вокзале. tongue

В любом случае, Октябрёнок, спасибо за отзыв biggrin

 
МангустДата: Воскресенье, 2007-03-18, 9:15 AM | Сообщение # 18
Группа: Удаленные





Но ноги, как ватные тащили его… – к примеру, это. Обычно, ватные ноги определяют физическое бессилие в момент стресса, но у Вас ввиду хаотичности определений они получили несколько другое значение. Но ноги, как заведённые тащили его – такой вот смысл напрашивается.

Вокзальная меланхолия - обычно ночью бывает, у Вас определяется временами года. имхо.

Немолодая уже женщина с охапкой цветов и надеждами. – «Охапка» применительно к цветам – отдаёт неким юмором, словно в объятьях с кустом, да тут ещё и надежды рядом оказались.
Определённо в рассказе много хаоса. Наугад выхватил.

Вереницы народа – это образ несчастья. Контрактационные лагеря, очереди за хлебом, фильтрация в аду, беженцы на дорогах. Это не обыденность. Но это имхо. biggrin

Сообщение отредактировал Октябрёнок - Воскресенье, 2007-03-18, 9:16 AM
 
АвторДата: Воскресенье, 2007-03-18, 8:16 PM | Сообщение # 19
Группа: Удаленные





Октябрёнок, спасибо! Во многом с Вами согласен, только вереницы, пожалуй, все же оставлю.

Вокзальная меланхолия.... она всегда может быть. tongue

Октябрёнок, Вы прочитайте дальше первых звездочек, сразу кое-где кое-что прояснится.

Хотелось бы еще услышать от Вас ваше мнение по поводу ГГ - Егора, его поступка. как Вы считаете, больной человек может вот так бросать людей... Позволительно ли ему. И еще - в какое время на Ваш взгляд происходит действие. biggrin

 
cjdeirfДата: Воскресенье, 2007-03-18, 9:41 PM | Сообщение # 20
Группа: Удаленные





/За окном погасли огни. Окнами дом упирался в глухую желтую стену, и потому ничто не освещало его./
За смотревшим на желтую стену дома окном. погасли огни. Больше ничто не освещало его. (как-то так… мелодичнее будет, а то «окном», «окнами».... ИМХО)

/хитроватыми пьяницами с распухшим носом и мелкими кровяными крапинками на нем/
Лучше носами.

/и мелкими кровяными крапинками на нем (будто там давили мух)./
…будто от раздавленных мух. Не люблю я эти скобки!

/да без толку, чистил тряпкой, на славу смоченной водой из под старого крана ботинки (зачем непонятно, так как от них все равно кроме разводов ничего не осталось)/
От ботинок разводы? wink

/Они жили вместе только потому, что Аня была бедна и ее брат не были против еще одного работника – по крайней мере, они так думали, когда Егор переезжал./
Аня была бедна и ее брат не были против? Перепишите.

Это не все… продолжение следует. tongue

 
АвторДата: Понедельник, 2007-03-19, 12:27 PM | Сообщение # 21
Группа: Удаленные





cjdeirf, не любите скобки, можно тире выделить! smile

Quote
От ботинок разводы?

да, это образ biggrin

Quote
Аня была бедна и ее брат не были против?

Что-то вроде того. Спасибо smile

Quote
Это не все… продолжение следует.
happy

 
МангустДата: Понедельник, 2007-03-19, 3:40 PM | Сообщение # 22
Группа: Удаленные





Всё же вам не хватает чёткости изложения, отчего предложения можно трактовать и так и сяк.

Нос наполнился кровью и потяжелел от горечи и ностальгии. – Честно говоря, я с таким чувственным носом встречаюсь впервые.

доказать маме очевидную истину для ребенка, но такую чужую для взрослого – очевидная истина и чужая истина. В чём тут противоречие? Очевидные истины могут быть и чужими и своими.

неясным воспоминанием расклеив прошлое и будущее. – Такая непонятная фраза и нелогичная. Воспоминания о будущем? Разве такое может быть? И что значит расклеив?

И даже когда нужда сводила желудок – нужда, применительно к желудку, Вы слышали выражение «сходить по нужде»? Вот именно эта нужда и просматривается, а вовсе не бедность.

По поводу героя. Есть у меня для него определения – гипертрофированная инфантильность. Так из коротких штанишек и не вырос. Испорченный мальчик. Вне социума.
Что касается времени, то почему бы и не наше.

Ну и конечно, история ваша впечатляет авторским стилем. Очень оригинальный стиль. biggrin

Сообщение отредактировал Октябрёнок - Понедельник, 2007-03-19, 3:42 PM
 
АвторДата: Понедельник, 2007-03-19, 3:58 PM | Сообщение # 23
Группа: Удаленные





Quote
И даже когда нужда сводила желудок – нужда, применительно к желудку, Вы слышали выражение «сходить по нужде»? Вот именно эта нужда и просматривается, а вовсе не бедность.

как говорится тест на меру испорченности пройден. результаты будут завтра tongue

Quote
Нос наполнился кровью и потяжелел от горечи и ностальгии. – Честно говоря, я с таким чувственным носом встречаюсь впервые.

это реальное наблюдение, попробуйте заставить себя заплакать

Quote
неясным воспоминанием расклеив прошлое и будущее. – Такая непонятная фраза и нелогичная. Воспоминания о будущем? Разве такое может быть? И что значит расклеив?

ошибаетесь - воспоминанием - кем чем, расклеив что? не путайте падежи, пожалуйста. tongue А раклеив, значит разорвав. Это метонимия happy или как там tongue

Quote
Ну и конечно, история ваша впечатляет авторским стилем. Очень оригинальный стиль
wacko smile спасибо огромное ! biggrin

 
МангустДата: Понедельник, 2007-03-19, 4:14 PM | Сообщение # 24
Группа: Удаленные





Да вы не ставьте читателя в двойственное положение, тогда и оправдываться не придётся. smile
Да и по поводу носа (можете тестировать на испорченность дальше) Кровью от чувств наполняется совсем другой орган. tongue

И падежами не смущайте, а объясните не разумному, как можно воспоминанием отделить прошлое от будущего, Если воспоминаний о будущем просто не существует. А может вы Нострадамус? happy

 
АвторДата: Понедельник, 2007-03-19, 5:20 PM | Сообщение # 25
Группа: Удаленные





Quote
Кровью от чувств наполняется совсем другой орган.

Я может вообще миловидная барышня 12 лет от роду! tongue Вот обижусь и уйду, вообще отсюда dry

Quote
И падежами не смущайте, а объясните не разумному, как можно воспоминанием отделить прошлое от будущего, Если воспоминаний о будущем просто не существует. А может вы Нострадамус?

Прошлое и будущее идет неразрывно друг за другом, а это воспоминание прекращает линию прошлое-будущее и создает как бы срез на линии времени. Говоря проще: это брошенный камень в реку времени tongue

Добавлено (2007-03-19, 5:20 Pm)
---------------------------------------------
Советую посмотреть аниме "Воспоминания о будущем", кстати. smile

А если по-сути -прошлое - это и есть воспоминания, а другого прошлого у нас нет. Все осознание человеком себя строится на воспоминаниях, из них мы черпаем все знания о себе и о мире. Будущее в этом смысле аморфно. Воспоминание - это тропа, которой человек прошел, выбрав один из множества вариантов, а будущее - это как раз то самое множество вариантов, воспоминания тут ни при чем, воспоминание прекращает напрерывный поток вариативности, задает новую точку отсчета. Как детский ребус-лабиринт, там, где надо нарисовать линию-путь. пока ее нет - это будущее, когда она появляется - прошлое. Мы видим все вариаты по-прежнему, но изменить ничего не можем, так как линия уже нарисована. Хотя мы можем немного сжульничать, и сделать линию чуть тоще, изогнуть ее куда-то, сказать, что вот этот вот хвостик тут случайно, а основной путь шел здесь, и только здесь. Так и люди ретушируют свои воспоминания, не забывая о ситуации в целом, но меняя в ней немного свою роль.

 
МангустДата: Понедельник, 2007-03-19, 5:33 PM | Сообщение # 26
Группа: Удаленные





Quote (Автор)
Я может вообще миловидная барышня 12 лет от роду! tongue Вот обижусь и уйду, вообще отсюда dry

Чувствую себя извращенцем. Всё равно, вы виноваты! Не было бы носа, который наполняется кровью, тогда и прочих аналогий не было бы. happy

Quote (Автор)
Прошлое и будущее идет неразрывно друг за другом, а это воспоминание прекращает линию прошлое-будущее и создает как бы срез на линии времени.

Ничего не понял.
Временной срез, где нет ни прошлого, ни будущего – это настоящее.
Проще выскажусь. Представьте сэндвич; нижняя булка – это прошлое, верхняя – будущее, а всё самое вкусное между булками, это жизнь. А вы, что там изобретаете…? Так сказать, портите бутерброд. wink

Воспоминание о будущем – это не из вашего рассказа. Поэтому и речь об этом не веду.

Сообщение отредактировал Октябрёнок - Понедельник, 2007-03-19, 5:37 PM
 
АвторДата: Понедельник, 2007-03-19, 6:01 PM | Сообщение # 27
Группа: Удаленные





А я вот булки люблю, а то, что между - не очень... что с меня взять? tongue

Вы меня не поняли. Я говорил не о фиксированном значении, а о переменной, представлять ее в виде булки бесмысленно. Время одно из измерений и если Вы можете поставить заметку на стене, то почему не можете поставить заметку на времени? wacko

 
МангустДата: Понедельник, 2007-03-19, 6:06 PM | Сообщение # 28
Группа: Удаленные





Ну вот, я вас прекрасно понял! Вы поэт! smile
 
АвторДата: Понедельник, 2007-03-19, 6:12 PM | Сообщение # 29
Группа: Удаленные





Октябрёнок, в какой-то степени все мы поэты smile
 
ИманкаДата: Воскресенье, 2007-03-25, 1:26 AM | Сообщение # 30
Группа: Удаленные





Автор, я очень старалась это прочитать. Честно. Про скачки вам уже сказали. Про сюжет. Это нудно, длинно и с минимальной динамикой. Сокращайте, сокращайте и еще раз сокращайте! Это можно сделать короче, динамичнее и вообще интереснее, а то из-за этого я и интригу потеряла. В общем, сокращайте, если хотите, чтобы вас читали. И динамику хочу.
 
vladdaДата: Воскресенье, 2007-03-25, 11:45 AM | Сообщение # 31
Группа: Удаленные





В мире вообще нет совершенства:) И у каждой вещи полно недочетов, все зависит от угла зрения. Я не согласна с очень уж резкой критикой этого рассказа:)

И автор вряд ли барышня 12 лет:)))))

 
АвторДата: Воскресенье, 2007-03-25, 12:49 PM | Сообщение # 32
Группа: Удаленные





vladda, спасибо smile biggrin happy

Иманка, я с самого начала рассказа "предупредил", что любителям экшна и нон-фикшна (ну не знаю что это такое и знать не хочу wink ), можно не читать, все равно не понравится. А за отзыв спасибо большое biggrin

 
ДЮМАДата: Понедельник, 2007-03-26, 9:08 PM | Сообщение # 33
Группа: Удаленные





Quote (Реалист)
Даже если ты одинок и ничего не можешь изменить, ты все же пытаешься привязаться к кому-нибудь или привязать к себе кого-нибудь; поэтому Егор был рад, что старуха почтила его вниманием – неважно каким, важно, что реальным.

Из этого предложения я понимаю, что Егор страдает от одиночества и нехватки общения.
Дальше автор пишет:
Quote (Реалист)
Больше всего он любил одиночество,

Потом опять:
Quote (Реалист)
что дома его ничего не ждет, кроме тишины и покоя – а этого меньше всего и хотелось ему.

По-моему в одиночестве ищут именно тишину и покой. Непонятно. suspect

Quote (Реалист)
чувства – долга и собственного благополучия. Ему не хотелось ни получить еще раз по лицу, ни отпустить девушку с господином.

Чувство долга у человека, который бросил родителей, оставил помирать ребенка ради того чтоб без дела шататься по улицам!? cool Нет, это не чувство долга, а скорее фанатизм к «свободы». Поэтому он и стремится освободить девушку.

Несмотря на то, что рассказ длинный и в нем, как упомянула Иманка, мало драйва, я прочел его не отрываясь. Очень хотелось узнать, чем же закончатся метания героя. По мере прочтения рассказа Егор вызывал разные чувства – от жалости до презрения. Но чем лучше я его узнавал, тем сильней портилось мнение о нем. В результате я откровенно был рад тому, что Егора посадили. На мой взгляд, эта самая разумная концовка.
Надо отдать должное автору за то, что ему удалось создать героя, который несмотря на все свою отрицательность все же не вызывает у читателя полное отвращение, заставившее его бросить бы чтение.

Ваш стиль мне напоминает воспоминания, хаотично всплывающие в сознание, но вместе образующие общую ясную картинку.
Из всех героев рассказов представленных на этом конкурсе лучше всего запомнился Егор, т.к. он наталкивает на размышления. А драйв быстро забывается ИМХО.

 
ИманкаДата: Понедельник, 2007-03-26, 10:36 PM | Сообщение # 34
Группа: Удаленные





Автор, работа у меня тут такая... рассказы... блин... читать... sad многие я бы бросила после первого же абзаца, а на некоторые закрались дурные мыслишки о "сплагиатить бы" dry а что касается любителей драйва и экшн, то я люблю, когда текст тащит за собой, а не ты уговариваешь себя прочесть еще хоть строчку.
 
АвторДата: Понедельник, 2007-03-26, 11:07 PM | Сообщение # 35
Группа: Удаленные





ДЮМА, спасибо за подробный разбор. biggrin Насчет различных несоответсвий в определении одиночества и прочее - это специально, дабы объснить как меняется понимание одиночества.
Quote
Чувство долга у человека, который бросил родителей, оставил помирать ребенка ради того чтоб без дела шататься по улицам!?

biggrin biggrin biggrin Именно! И ему ни чуждо человеческое! я рад, что вы поняли главное - что я хотел сказать, это очень приятно. Кстати крепостником он обзывает мужчину не случайно, а именно потому, что крепостник для него это злодей номер один.
Quote
По мере прочтения рассказа Егор вызывал разные чувства – от жалости до презрения.

biggrin
Quote
В результате я откровенно был рад тому, что Егора посадили. На мой взгляд, эта самая разумная концовка.

В какой-то степени тюрьма, это искупление smile за его поведение, если можно так сказать. А что с него взять вообще-то? он - больной человек cry почти шизофреник. Вот в том то и проблема, может ли больной человек нарушать моральные устои?

Quote
Ваш стиль мне напоминает воспоминания, хаотично всплывающие в сознание, но вместе образующие общую ясную картинку.

biggrin

Quote
Из всех героев рассказов представленных на этом конкурсе лучше всего запомнился Егор, т.к. он наталкивает на размышления.

biggrin ППКС

Иманка, ну извините, не угодил cool

 
TakovskyДата: Вторник, 2007-03-27, 1:10 PM | Сообщение # 36
Группа: Удаленные





Quote
Иманка, ну извините, не угодил

Всем угодить невозможно, да и ненужно.
 
roody_sleeperДата: Вторник, 2007-03-27, 2:44 PM | Сообщение # 37
Группа: Удаленные





Quote (Автор)
ППКС
а для недогадливых - что сие значит? surprised
 
АвторДата: Вторник, 2007-03-27, 3:12 PM | Сообщение # 38
Группа: Удаленные





Takovsky, хотя бы немногим угодить - и то хорошо. biggrin
roody_sleeper, это значит подписываюсь под каждым словом, а иначе говоря, мне очень понравился отзыв ДЮМА, happy smile


Сообщение отредактировал Автор - Вторник, 2007-03-27, 3:13 PM
 
roody_sleeperДата: Вторник, 2007-03-27, 3:25 PM | Сообщение # 39
Группа: Удаленные





Ага, спасибо. А отзыв Дюма хорош, да. wink
 
TakovskyДата: Вторник, 2007-03-27, 5:09 PM | Сообщение # 40
Группа: Удаленные





Все, каюсь. Это мой рассказ biggrin
 
roody_sleeperДата: Вторник, 2007-03-27, 5:15 PM | Сообщение # 41
Группа: Удаленные





А второй какой? book
 
TakovskyДата: Вторник, 2007-03-27, 5:22 PM | Сообщение # 42
Группа: Удаленные





roody_sleeper, я не пишу по 2 рассказа, так как двух 16 мест нет и я не знаю что тогда произойдет sad
 
roody_sleeperДата: Вторник, 2007-03-27, 5:32 PM | Сообщение # 43
Группа: Удаленные





Quote (Takovsky)
я не знаю что тогда произойдет
А не мешало бы попробовать - а вдруг? что-нибудь хорошее??? biggrin
 
TakovskyДата: Вторник, 2007-03-27, 5:36 PM | Сообщение # 44
Группа: Удаленные





Например конец света happy
 
roody_sleeperДата: Вторник, 2007-03-27, 5:54 PM | Сообщение # 45
Группа: Удаленные





ну уж фигушки! Я еще не нажилась на этом свете! happy
 
TakovskyДата: Вторник, 2007-03-27, 5:56 PM | Сообщение # 46
Группа: Удаленные





roody_sleeper, ну тогда непременно все будет хорошо tongue
 
roody_sleeperДата: Вторник, 2007-03-27, 6:21 PM | Сообщение # 47
Группа: Удаленные





уж кто бы сомневался! *хихикая* Сам такой! - tongue
 
TakovskyДата: Вторник, 2007-03-27, 6:26 PM | Сообщение # 48
Группа: Удаленные





roody_sleeper, а что я? я вообще тут примус починяю tongue
 
roody_sleeperДата: Вторник, 2007-03-27, 7:02 PM | Сообщение # 49
Группа: Удаленные





Отлично, я несу Вам свой примус в починку! happy tongue
 
TakovskyДата: Вторник, 2007-03-27, 7:04 PM | Сообщение # 50
Группа: Удаленные





roody_sleeper я починю, не беспойтесь happy Только за качество не ручаюсь tongue
 
Форум о литературе и кино » Конкурс реалистического рассказа » Обсуждение конкурса » Воздух свободы
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Arbuzova © 2020 |