"Деревня Арбузово"
Главная
Вторник, 2019-09-17, 6:01 PM
| RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Из-за большого количества спама временно ограничены права пользователей

  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: cjdeirf, Координатор  
Форум о литературе и кино » Конкурс сказок » Сказочникам и сказочницам » Смысл жизни
Смысл жизни
СказочникДата: Четверг, 2006-11-16, 6:05 PM | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





СМЫСЛ ЖИЗНИ

- Это не сказка, но произошла она очень давно с одним из моих знакомых королей. – Охотник Лоск выпустил дым из густой бороды и посмотрел на своих слушателей, рассевшихся вокруг ночного костра. Были здесь и молодые охотники, еще не обзаведшиеся семьями, и несколько бывалых, с которыми довелось Лоску съесть не один пуд соли в скитаниях по лесным чащам. А еще двое мальчишек – вихрастые близнецы, случайно прибившиеся к ним на стоянку и ничуть об этом не пожалевшие: где еще придется услышать такие чудесные истории, которыми потчевал их под чай с брусникой старый Лоск!
- Поэтому слушайте. Мы много дней провели с ним вместе, и некоторые истории из своей жизни он поведал мне сам. Кое-что, правда, утаил по скромности, - старик усмехнулся, - но о том дополнили люди…

1

В молодости, спасаясь от скуки, король часто переодевался в платье простого горожанина и уходил бродить по свету, иногда пропадая на целые месяцы. Честное открытое лицо юноши располагало к себе собеседников, и люди доверительно рассказывали ему о своих радостях и печалях. А король, открою по секрету, был огромным любителем послушать – может, оттого, что самому ему говорить было пока нечего. Жизнь его с самого рождения тихо и мирно протекала во дворце, где благовоспитанная и любящая матушка, как наседка, оберегала его от тревог и забот. Это продолжалось до тех пор, пока однажды утром король не проснулся с твердым намерением начать новую жизнь. Он сравнил прежнюю с тлеющей лучиной, и захотелось ему загореться подобно «самой яркой звезде на ночном небе». И тогда он ушел из дома и стал бродить по земле, впитывая в себя, словно губка, впечатления от встреч и знакомств. Люди попадались хорошие и плохие, и день за днем юный король учился искать между ними различие. Иногда его бесстыдно обманывали – и тогда он извлекал уроки, чтобы в другой раз быть хитрее и умнее. Его одаривали добротой и теплом – и он учился делать это без опасения, что добро, подаренное кому-то, может обернуться огромной бедой для него самого.
Возвращаясь в замок, он делился тем, что узнал, с матушкой, но королева пугалась внезапно открывающегося перед ее мысленным взором сложного бескрайнего мира и в который раз строго-настрого запрещала сыну совершать подобные походы. Она безумно его любила, и ее можно было понять. Но не всегда любовь приносит пользу – и это юный король чувствовал острее, когда однообразная жизнь замка становилась ему в тягость.
Он тайно уходил ранним утром, оставляя плачущую мать, переполошившийся двор и предупредив их, что погоня и поиски бессмысленны, потому что решение его твердо.
Что могло быть чудеснее свежего ветра и новых впечатлений для человека, уже привыкшего к странствиям? Сам того не понимая, король между тем следовал строгой логике человеческих желаний, ибо путешествия его носили характер не простого времяпровождения, но целенаправленного поиска. Вы спросите, что может искать человек, сам того не осознавая, а я отвечу – смысла. Да-да, именно этого хотела душа юноши, еще не надломленная тяготами жизни и не видевшая никаких преград для своего развития. Если бы на месте короля оказался нищий башмачник, едва ли он стремился бы к чему-то иному, нежели набить свое брюхо, а в мечтах – и кошелек. Когда у человека ничего нет, смысл его существования рождается сам собой: не дать умереть себе и своим будущим детям.
В чем же состоит смысл жизни, если будущее не таит в себе ничего непредсказуемого, не предполагает борьбы за выживание и имеет заранее приготовленные матушкой ответы на все предложенные загадки? Вопрос не праздный, и где-то в глубине души он томил юного короля своей сложностью, а потому дорога вилась радостно и бойко, и ноги весело молотили давно знакомую пыль.
Как-то он прослышал, что живут в одной из деревень королевства три мудрых старца, которые никогда не отказывали людям, нуждающимся в их помощи – делом или советом.
«Почему бы мне не посмотреть на них? – подумал король. – Кажется, у меня найдется, о чем спросить…» И он, несколько смутившись, предстал перед проницательными взглядами стариков.
- Ты пришел издалека, юноша? – поинтересовался один из них, и король кивнул.
- Наверно, ты имеешь какое-то дело в чужих краях, если забрел сюда пеший?
- Да, почтенные старцы, - ответил, наконец, король и сразу почувствовал облегчение. - Я хожу по свету и спрашиваю людей об их жизни… Мне любопытно, и я готов делать это снова и снова.
- А зачем тебе знать о них? – вопрошал второй старец, и юноша внезапно не нашел, что сказать. Он снова был так смущен, что третий собеседник вступился за него:
- Он просто ищет смысл жизни, друзья мои.
- Да-да! – вспыхнул король, наконец, уловив то слово, которое вот уже многие месяцы трепетало в его чувствах, но так и не воплотилось в сознании.
- Так ты нашел его?
- Нет! Я пришел, чтобы вы помогли мне разобраться.
- Нельзя научить человека видеть, если у него нет глаз, и слышать, если у него нет ушей, - с усмешкой отозвался третий старик. – И, тем более, невозможно ничему научить, если он не будет учиться сам.
- Я готов видеть и слышать, а руки мои привычны делать то, что я никогда прежде не делал! – вскричал король.
Старцы переглянулись между собой, казалось, чуть удивленные его словами, и тогда самый седой из них, длинная борода которого стала белой, произнес:
- Коли так, то зачем же ты пришел к нам?
- Я хочу узнать, как стать счастливым – не в стремлении ли к счастью и состоит весь смысл человеческого бытия?
- Для кого-то – да, для других же смысл более глубок или более мелок, - кивнул его собеседник. - Но будь уверен, что, познав его для себя, ты найдешь пути, ведущие к счастью.
- Тогда подскажите мне, что такое счастье? Неужели я смогу стать счастливым лишь в глубокой старости, когда все тайны мира будут мне открыты?
- Иным не дано и этого. Но ты спрашиваешь ответа, которого не существует, потому что каждый должен дать его для себя сам. Счастье – это любовь к женщине…
- Счастье – это страдание, - отозвался второй старец. – Лишь страдание имеет очищающую силу, когда вместе с болью человек теряет всю скверну…
- Счастье – это борьба! – тихо, но твердо промолвил их третий товарищ, и сухие глаза его вдруг блеснули неподдельной силой ушедшей юности.
Они замолчали, погруженные в воспоминания, которые отражались на их благородных лицах либо светлыми улыбками, либо гримасами боли. Король, немного озадаченный услышанным и еще более – увиденным, потихоньку удалился.
Он отправился дальше бродить по свету, размышляя над их словами, но лишь привел душу в еще более растерянное состояние, поскольку не мог найти им объяснения.
- Кто же может подсказать мне? – в отчаянии воскликнул юноша, и в это момент увидел впереди придорожный трактир, в котором и решил переночевать, так как солнце клонилось к закату.
Хозяйкой заведения оказалась такая очаровательная девушка, что король в изумлении на несколько мгновений застыл на пороге, лишь хлопая глазами и не произнося ни слова. Девушка – белокурый ангел с печальными карими глазами – проводила гостя в его комнату и принесла ужин.
- Подождите, сударыня! – произнес юноша, заметив, что хозяйка собирается его покинуть. – Не уходите, прошу вас!.. Поужинайте со мной.
- Хорошо, спасибо, - просто отозвалась она. – Все постояльцы уже сделали себе заказы, и я могу немного отдохнуть
Они ели превосходную ветчину, записали ее противным кислым вином - другого не было в подвалах трактира – и говорили. Вначале осторожно, словно два деревца касались друг друга листьями, боясь потревожить чужую крону или, потревожив, найти там не то, что искали; затем эти соприкосновения стали чуть теснее, ощутимее, и уже тонкие веточки сплетались в хитрый и лишь им двоим понятный ковер. В их кронах то пролетал неожиданный ветер искрящейся веселости, то наступала пауза, и аромат соцветий можно было вдыхать полной грудью, с изумлением обнаруживая, насколько он близок и приятен. Это ощущение близости поразило короля, и когда девушка ушла, оставив гостя наедине со своими мыслями, те набросились как голодные собаки на кость, беспощадные в своем эгоизме: они не давали юноше спать.
«Как она говорит! – думал король, перебирая в памяти отрывки их разговора, как скупой перебирает в подвале свои деньги. – Разве кто-то говорил со мной прежде так просто и одновременно глубоко?..»
Он и не подозревал, что всякий разговор ведется двумя участниками, и если один из них не готов к теплой душевной беседе, то таковой и не получится. Иными словами, юноша еще не догадывался, что именно его способность слушать и поддерживать разговор во многом определила течение их первой беседы, и за эту способность он должен был благодарить в первую очередь свои странствия.
«Она умна, - продолжал думать король уже без напрасного желания уснуть. – Как верно она говорила о добре! Сама она, я уверен, способна творить только его. Как может подобное создание совершить что-то неблаговидное?»
Он рассуждал с юношеской горячностью, и неудивительно, что под утро любовь, подобно воде, проникла в самые тайные уголки его сердца, напоив там дремлющие зерна чувств. Нелишне будет заметить при этом, что образ прекрасной трактирщицы так и оставался до конца неясным, однако даже туман испускал таинственные и волнующие благовония.
Утро застало юношу склонившимся над листом бумаги и с увлечением складывающим стихи. Слова лились из глубин сердца, и поток их свободно ложился на бумагу под рукой юного поэта.
Когда хозяйка трактира вновь появилась перед затуманенным взглядом короля, он вздрогнул и едва не осел на пол, но вовремя овладел собой и, как можно более непринужденно, предложил:
- Позавтракайте со мной, Розина, сделайте одолжение…
Они опять весело провели целый час, наслаждаясь обществом друг друга, но непонятная печаль несколько раз заволакивала ясное лицо хозяйки.
- Вы чем-то озабочены?
- Нет, вам показалось…
Это был ответ, которым она несколько раз пресекала попытки короля узнать о причинах ее страданий. Какая-то особая сила удержала юношу от следования своей традиции – не ночевать дважды под одной крышей, и в течение трех недель он пользовался гостеприимством очаровательной трактирщицы. Взаимоотношения молодых людей между тем развивались, крепли, обоюдная симпатия усиливалась, а любовь короля росла не по дням, а по часам, и уже достигла таких размеров, когда ей трудно стало удерживаться в одной, пусть даже большой, душе. Огромная любовь – это достояние тоже, по крайней мере, двоих, независимо от того, какое отношение испытывает к ней второе лицо – свидетеля или соучастника.
Спустившись однажды на кухню, король вдруг увидел девушку понуро сидящей за столом и горько плачущей. Слезы так поразили его, что он упал перед хозяйкой трактира на колени и произнес:
- Что с вами, Розина? Скажите, Бога ради! Поверьте, мной движет не праздное любопытство: я люблю вас и хочу помочь! Почему вы молчите?
По мере того, как он говорил, девушка сделала над собой усилие и остановила слезы.
- Благодарю, сударь, за ваше участие. Не обращайте на меня внимания…
Но стрелу, выпущенную твердой рукой в цель, не удержать в полете. Так и слова, сказанные королем, обязательно требовали ответа. Розина задумалась и через минуту размышлений, всхлипнув в последний раз и утерев влажной рукой стекающую слезу, сказала:
- Хорошо, сударь. Давайте поговорим…
И она поведала внимательному слушателю свою печальную историю, такую непонятную и все-таки близкую королю, что он долго не мог прийти в себя.
…Год назад некий молодой человек приятной наружности остановился в трактире на ночь, и когда на рассвете лошадь умчала его, в сердце девушки зажглась любовь, надежда на случайную встречу в будущем и горько-сладкое чувство ожидания.
- Он очень торопился, когда уезжал, и уже из седла крикнул мне, что любит больше жизни, и если я его дождусь, то сделает меня счастливой. – Она замолчала, склонив лицо.
- Он вернулся? – тихо спросил король.
- Да, возвращался дважды, - кивнула Розина. – Но всякий раз только на одну ночь, а с рассветом спешно уезжал… Он говорил, что его ждет множество дел по всему свету.
- И вы любите его?
- Да. Безумно… И в этом моя беда: ведь я его совсем не знаю, и он никогда не говорил мне, куда исчезает и когда его ждать в другой раз; он ничего не обещает, кроме счастья в далеком будущем…Но будущее так туманно, да и наступит ли оно?

Добавлено (2006-11-16, 6:05 Pm)
---------------------------------------------
С этого дня жизнь короля наполнилась новым смыслом: он стал обладателем чужой тайны, и это накладывало отпечаток на все его сознание. Но Боже, сколько страданий он испытывал ночами, когда оставался один в четырех стенах, а мысли и чувства разрывали на части его сердце и разум! Любовь, лишенная питательного источника в виде взаимности, вопреки всем законам природы возгоралась с величайшим жаром и обжигала, причиняя боль не только душевную, но и физическую.
В эти дни разум юноши так обострился, что стихи рождались одно за другим, но теперь уже не было никакой причины скрывать их от той, кому они предназначались. И девушка, получив новые исписанные торопливым почерком листы, удалялась на кухню и там читала, проливая втайне горькие слезы. Почему, спросите вы? Влюбленное сердце склонно во всем, что видит и слышит, искать мелодии, созвучные той, что звучит в нем самом, и когда находит, тешит себя бесконечными переживаниями.
Не трудно догадаться, что лирические признания молодого человека не были безразличны Розине по той простой причине, что она являлась обыкновенной девушкой, которой не чуждо ничто человеческое. Но понятно также, что они не могли вызвать ответной любви: способные найти брешь в защите сердца, лишенного пылкого чувства, перед уже влюбленным и занятым они оказались бессильны.
Шло время, и надежды короля таяли по мере того, как он узнавал ближе хозяйку трактира. Слепая и безнадежная любовь угнетала Розину, но что может сделать с собой по-настоящему влюбленный человек? Поделившись давящим на нее грузом, девушка стала чуть спокойнее, зато состояние короля день ото дня ухудшалось.
И переломный момент настал. Страшной грозовой ночью, когда молнии в жуткой темноте прорезали небо, освещая все как днем, а потом раздавался ужасный грохот, в ворота трактира требовательно постучали. Через приоткрытую дверь король увидел незнакомца, на грудь к которому с криком радости бросилась Розина.
Кровь ударила в голову юноше, и он, запершись в своей комнате, упал на кровать в величайшей тоске. Невыносимое чувство страдания охватило его; дрожь пробегала по рукам и ногам, и не было возможности унять ее.
Это была ужасная ночь, когда ощущение одиночества и собственной ненужности дополняется более тонким, но не менее жестоким чувством ревности. Ревность – плохая собеседница в ожидании рассвета, особенно, если болезненное воображение безудержно рисует картины, распаляющие ее.
«Что мне делать?» - в который раз вопрошал король. Но кто мог дать ему вразумительный ответ, если вокруг не было ни одного человека, которому он мог бы рассказать о своей беде?
И только под утро память, не изменившая королю в ту ночь, сумела отыскать нужные слова. «Вспомни, - сказал она вкрадчиво. – Чего ты хотел добиться от своих странствий? Счастья? А не в том ли счастье, чтобы любить прекрасную женщину и верить, что нет на земле лучше ее? А ведь ты любишь, не так ли?» - «Да, больше всего на свете!.. Но Боже, это не дает мне полного счастья! Наоборот, я несчастен! Посмотри на меня, и ты все поймешь!» - «Ты страдаешь, но в этом отчасти и заключен смысл жизни – любить и страдать ради женщины!» - «Ей не нужны мое страдание!» - в отчаянии вскричал король. «Оно нужно тебе самому, чтобы стать достойным любви… будущей любви!» - «О чем ты говоришь? Какая будущая любовь?»
Действительно, когда любишь, нельзя жить завтрашним днем, ибо это противоречит самой природе любви. Влюбленного можно сравнить с человеком в пустыне, мечтающим напиться один раз и умереть.
«Я хочу любить сейчас!» - «Тогда страдай». - «Но ведь и это не делает меня до конца счастливым!» - «Как, разве ты не испытываешь сладкого чувства тоски, разве оно не дает тебе крылья, разве ты не пьян ожиданием чего-то еще неизведанного?» - «Тысячу раз да, но я не счастлив!»
Память задумалась, перелистывая свои страницы, и, наконец, ответила: «Хорошо… Вспомни слова мудрецов, и поймешь все, что нужно».
- Мудрецов! – вскричал, внезапно пораженный догадкой, юноша. – Как я мог забыть о них? Ведь они сказали мне: счастье – в борьбе! В борьбе за любовь! В борьбе против своей тоски, своих страданий, всего света, наконец!
Страстный огонь пробежал по его жилам, заставив короля вскочить на ноги. Что делать – такого вопроса более не существовало, хотя ясного ответа тоже не было. Поддавшись какому-то внутреннему импульсу, король выбежал в коридор и увидел, как дверь трактира закрывается за Розиной и ее странным гостем, одетым во все черное. Бросившись за ними, юноша оказался во дворе в тот самый момент, когда незнакомец, отпустив удила своего скакуна и ударив его в бока шпорами, словно вихрь сорвался с места и крикнул напоследок:
- Я скоро вернусь! Жди меня, любовь моя!
Он исчез в полумраке, и тотчас послышался крик петуха, возвестившего о начале нового дня. Девушка без сил опустилась в объятия подоспевшего короля и потеряла сознание…

2

Король шел быстрой походкой, и дорога отвечала мерному постукиванию его каблуков веселым шумом ветра в кронах деревьев, словно радуясь старому знакомому. Трактир с его милой хозяйкой остался далеко позади, и ноги сами несли молодого человека навстречу новому и неизведанному.
Однако при всем спокойствии пути юноша прекрасно понимал, что прежней беззаботности ему уже не испытать, потому что на этот раз у него была строго определенная цель: он искал незнакомца в черном.
В разных краях земли спрашивал король, не видел ли кто всадника на вороном коне, но если кто и припоминал, то не мог сказать, в какую сторону этот человек держал путь.
- Куда он подевался? – в сердцах воскликнул юноша.
- Сдается мне, вы не там его ищете, - сказал ему однажды старик, который сидел на крыльце своего дома и грелся на солнце.
- Почему? И где же его найти?
- Я не совсем уверен, о нем ли вы говорите, сударь, но думаю, искать его надо не на вольном свете, а в душах человеческих…
Король ничего не понял, но старик отказался объяснить подробнее, и только посоветовал посетить следующей ночью старую мельницу у пруда, находящегося на окраине их деревни. Подивился юноша такому совету, но последовал ему в точности, решив не упускать ни одной возможности для достижения цели.
Около полуночи подкрался он к мельнице, заглянул в окно и обомлел: она была полна народу. Люди пили вино и объедались яствами, которые готовились прямо тут на кострах. Лица собравшихся несли на себе отпечатки всех известных человеческих пороков. Незаметно влившись в толпу гуляк, король вскоре догадался, что здесь произошла сходка всевозможных воров, разбойников и убийц. Каждый из них горделиво и во весь голос хвалился своими преступлениями, ставя себе в заслугу малейший грех, совершенный когда-либо. Не понимая еще, почему старик посоветовал ему посетить это сборище, король вдруг услышал топот копыт. Все собрание взвыло от восторга, когда к ним вошел незнакомец в черном плаще, сгибающийся под тяжестью огромного мешка.
- Принес!.. Принес! – раздались крики, и десятки рук потянулись к мешку. Оттуда на пол посыпались золотые монеты, и визг перешел в рев и грохот. Все перемещалось в борьбе за деньги, и разбойники дрались с ворами, а воры с убийцами. Человек в черном, совершив задуманное, направился к выходу, и тогда король кинулся за ним с возгласом:
- Постойте, сударь!
С удивлением взглянув на человека, не обращающего внимания на золото, незнакомец предложил королю выйти во двор, где темнота обступила их.
- Что вам угодно?
- Сударь, я безумно влюблен в Розину и ничего не могу с собою поделать…
Еще более удивленно посмотрел на него собеседник, спросив при этом:
- И что же?
- Отдайте ее мне!
- Отдать? – Незнакомец поднял брови, потом усмехнулся и, наконец, захохотал так, что, затрепетав, посыпалась на землю листва с деревьев.
- Да, моя любовь не ведает границ!
- Но согласитесь, что, отдав вам такую драгоценность из своей коллекции, я должен что-то получить взамен. Что же вы предложите мне?
- У меня ничего нет, - растерянно развел руками король, и незнакомец, властно отстранив его, двинулся к своей лошади со словами:
- В таком случае – прощайте!
- Постойте!
- Вы найдете меня, когда поймете, что у вас всегда есть товар для обмена. – Всадник исчез в темноте, и вскоре даже стук копыт перестал доноситься издалека…
И снова дорога приветствовала неутомимого, но приунывшего путника, ведущего разговор с самим собой и не находившего ответа на поставленные перед ним вопросы.
Заночевав однажды в доме бедной старухи, король не вынес душевного одиночества и рассказал ей о своих скитаниях.
- А зачем тебе этот человек? – насторожилась сразу старуха.
- Он не назвал мне цену, и я не могу понять, что же ему надо.
- Ах, вот как! Не удивляйся, если я скажу тебе, что он потребует у тебя твою душу. Он очень разборчив, этот человек.
- Душу? Зачем же ему моя душа?
- Бездушный человек живет по другим законам, нежели наделенный душой.
- Кто же он, этот незнакомец? – изумленно воскликнул юноша.
- Нетрудно догадаться, - ответила старуха. – Сделай это сам…
В ту же ночь, почувствовав странное томление, король вышел из дома подышать свежим морозным воздухом – и тотчас увидел перед собой сверкающие глаза человека в черном костюме, рядом с которым стоял неизменный вороной скакун.
- Кажется, теперь ты готов торговаться? – спросил он.
- Кто ты?
- Подумай сам.
- Дьявол?
- Может быть. Итак?
- Что тебе надо?
- Старуха тебя не обманула.
- Ты хочешь получить мою жизнь?
- Если ты решишься отдать ее! – рассмеялся собеседник.
- Жизнь можно отдать во имя спасения, но спасу ли я тем самым Розину?
- Ты спасешь ее от любви – это ли не подходящая цена?
- Я хочу зажечь в ней любовь, а не убить ее!
- Давай поступим иначе: отдай мне душу.
- Но к чему будет нужна любовь, если душа не насладиться ею в полной мере? И смогу ли я вызвать ответное чувство, если сам останусь бездушным?
- Ты эгоистичен. Признайся, что для тебя важнее получить благосклонность девушки и испытать сладость власти над нею, чем только освободить ее от власти моей. Оказаться единственным владельцем ее души – не это ли притягивает тебя более всего?
- Нет! – жарко вскричал король, но вдруг осекся.
- Ага! – хищно взмахнув рукой, кивнул незнакомец. – Любовь эгоистична по своей природе. Ты это уже признал для себя. Осталось совсем немного. Либо получить желанное за соответствующую плату, либо согласиться, что ты не любишь ее.
- Люблю!
- Если бы это было правдой, ты не придавал бы значения мелочам. Ради любимых люди теряют головы, становятся способны на подлость. Сотворить свой мир, неповторимый для других – не стоит ли за это разрушить уже созданное кем-то?
- Нет! – закричал король, в ужасе закрыв лицо. Но его собеседник безжалостно продолжал:
- Ты не любишь ее, потому что не безумен и не можешь совершить в своем безумстве глупость. Ты не любишь ее, потому что не пьян ее голосом и запахом волос…
- Неправда!
- Но, одурманенный любовью, сможешь ли ты убить свою возлюбленную, чтобы ею не завладел другой?
- Нет!
- Себя?
- Нет!
- Ты не любишь ее!
- Но тогда и ты…
Демонический хохот собеседника был ответом на слова короля, и затем юноша услышал:
- Я не обязан любить. Достаточно того, что она любит меня. Уже поэтому я сильнее тебя.
Подавленный, стоял король на крыльце.
- Прощай. Ты еще слишком разумен в своем чувстве, чтобы мы смогли о чем-нибудь договориться! – И незнакомец вскочил в седло. – Когда-нибудь мы встретимся еще…
- Нет… никогда, - тихо, но твердо ответил юноша и долго стоял, вслушиваясь в удаляющуюся дробь копыт.
Красоты пути уже не волновали его, как прежде. Он мог вовсе не обратить внимания на тенистый пруд, возле которого с восхищением остановился бы всего месяц назад. Горестные размышления захватили его и мучили как злейшие враги, и ни в одной из своих мыслей не находил он успокоения.
«Действительно ли я не люблю ее, как говорил этот человек? Но тогда что такое любовь?»
Ответ ускользал от короля, и ощущение, что его все-таки можно настигнуть, гнало юношу вперед.
«Я не могу совершить подлость, оправдав ее своими чувствами к Розине. Я не могу быть безумным, хотя готов лишиться рассудка от переполнившего меня горя. И оно не дает мне права творить зло! Кто еще виновен в моем несчастье?.. Но пусть я не могу лишить себя жизни ради того, чтобы доказать всем, что любовь моя безгранична! В том ли смысл любви, чтобы умереть за нее, оставив после себя пустоту? И разве любовь – это обязательно смерть?.. О нет, любовь – созидание и жизнь!»
И тогда неожиданно для себя самого юноша почувствовал, как бьется в его разуме то, ради чего и вел он свои безуспешные поиски по белому свету.
- Жизнь – это любовь! – воскликнул он возбужденно, охваченный сознанием совершавшегося чуда. – Не в том ли состоит смысл человеческого бытия, чтобы любить, страдать, бороться, меняться, становясь лучше, а значит – жить! Ведь жизнь прекрасна даже тогда, когда больше всего на свете хочется умереть…
Открытие настолько ошеломило его, что, опьяненный собственной победой, он ликовал, устремляясь по дороге все дальше вперед, и ЖИЗНЬ, бушующая вокруг, с материнской заботой наблюдала за его триумфом, тщательно оберегая вновь возродившуюся душу.
Может, именно поэтому и произошло еще одно чудо: за поворотом на обочине возник знакомый трактир, и, переполненный мыслями, которыми обязательно необходимо было поделиться с кем-то очень близким, король устремился в открытые двери.
Розина находилась у крыльца и охнула, увидев гостя. Лицо ее побледнело, потом глаза засверкали тысячами огоньков, и румянец вернулся к ней. Она захотела сказать что-то важное, но…
Они стояли рядом, и почему-то слова все оказались ненужными. Может быть, иногда следует обходиться без них? Ведь и так ясно, что, потеряв человека, с которым установилось настоящее взаимопонимание, другой человек теряет половину самого себя, и будет чувствовать одиночество до тех пор, пока половинки не воссоединятся…

 
roody_sleeperДата: Пятница, 2006-11-17, 10:39 AM | Сообщение # 2
Группа: Удаленные





cry Замечательно... Тянет на повесть.... surprised , хотя и несколько нудновато dry
Quote
Наверно, ты имеешь какое-то дело в чужих краях, если забрел сюда пеший?
Не совсем поняла - "забрел...пеший"?? Фигура речи или ошибка? А можно ли "забрести... конному"? surprised
"Очепятки"
Quote
записали ее противным кислым вином
видимо, запивали ?
Quote
Ей не нужны мое страдание!
видимо, мои?
Quote
душа не насладиться
- не насладится
По-моему, здесь нужны запятые:
Quote
он должен был благодарить в первую очередь свои странствия

"он должен был благодарить, в первую очередь, свои странствия"
 
АвторДата: Пятница, 2006-11-17, 2:00 PM | Сообщение # 3
Группа: Удаленные





Прошу прощения за ошибки. Сказка написана мной давненько, в 90-х, и прислана в том виде, в каком я ее тогда оставил. Сегодня утром, еще не заходя на форум, немного подделал текст и отослал вторично. Если это еще возможно, модераторы подменят его, за что им отдельное большое спасибо.
 
КоординаторДата: Пятница, 2006-11-17, 5:43 PM | Сообщение # 4
Группа: Удаленные





К сожалению, как я уже ответила Автору, заменить текст нельзя - это противоречит правилам конкурсе. С подобной просьбой к нам уже обращались другие конкурсанты - им тоже было отказано.
 
дядя_ЮраДата: Пятница, 2006-12-01, 3:24 AM | Сообщение # 5
Группа: Удаленные





Увидев вступление, решил что уже читал эту сказку, но оказалось - нет.
Получается серия, вроде "Каравана" Гауфа smile .
 
Форум о литературе и кино » Конкурс сказок » Сказочникам и сказочницам » Смысл жизни
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Arbuzova © 2019 |